Секс и здоровье

Актуальные проблемы психологии сексуальности

 
 


Анализ психологической практики показывает, что примерно треть психологических усилий приносят положительный результат, еще треть никак не влияют на человечество, а треть стараний психологов откровенно вредят. Особенно в вопросах, касающихся сексуальности человека. К такому выводу пришел наш эксперт – доктор философских наук, профессор Вадим Маркович Розин.

Проблемы практической психологии  

Анализ психологической практики показывает, что не больше одной трети психологических усилий – положительные, еще одна треть, слава Богу, не вредит и не помогает, а треть просто добавляет людям проблем. Это вот сейчас ситуация реальная. Так о каких вмененностях я хотел бы поговорить сейчас в связи с нашей проблематикой?

Это первое: психологи недостаточно понимают, что они каждый раз представляют поведение человека и психику как естественное образование. Они создают в экспериментах искусственное, я бы сказал, поведение, ловят аффекты, а иногда и не искусственное, но все это перетолковывают как то, что существует естественно внутри человека. Хотя на самом деле мы сегодня знаем со стороны антропологии, культурологии, семиотики и так далее, что большинство из этих форм поведения обусловлены культурно и социально. Но психолог истолковывает это как естественное, присущее только человеку поведение – это первое.

Второе – психологи в общем создают, на мой взгляд, схемы, не модели, а схемы. Схема, в отличие от модели, она задает реальность и позволяет действовать, но она не дает возможности ни прогнозировать, ни управлять, ни рассчитывать. Вот психологи создают схемы для личности прежде всего, но при этом они и сами – личности, и вот они абсолютно не осознают свою личностную вмененность, когда они описывают эти вещи.

Вот здесь я хотел бы начать еще вот с чего: есть такая книга Ялома «Лекарство для Шопенгауэра», вот там совершенно отчетливо все это видно, о чем я говорю. Вот руководитель группы, которую он описывает, он все время иронизирует над психоанализом. Но при этом выясняется, что все члены группы, включая и самого руководителя, на самом деле приверженцы, в общем-то, в глубине психоанализа. И вот это очень характерная ситуация.

И мало того, выясняется дальше по сюжету, что у каждого есть какие-то грехи, прегрешения в этой области: один человек спал со своей тетей или дядей, другой, кстати, руководитель группы, который клянется, что он крайне любит жену, когда она умирает, и он в горе, и к нему приходит сестра его, и он ее соблазняет, и вот это вот все время. Но общая позиция такова: группа оправдывает любой поступок, оправдывает и поддерживает. Почему? Потому что бессознательное сильнее сознания, обратите внимание. И поэтому любые наши сексуальные отклонения или вообще любое поведение – здесь оно оправдано.

Является ли сексуальность проявлением бессознательного?  

Вот если вы сравните это с позицией, например, Иммануила Канта, который обсуждал, кстати, это мало кто, может, знает, но он обсуждал целый ряд именно сексуальных проблем, например: стоит ли мужу любить свою жену, если у нее нет желания? Вот такую проблему обсуждал Иммануил Кант, и он четко говорит, в общем: если вы хотите рассматривать свою супругу, именно если вы ее любите на самом деле, если вы не рассматриваете ее как средство удовлетворения ваших желаний, а на этом стоит вся сексуальность, то этого не стоит делать, потому что человек – прежде всего цель, а не средство, говорил Иммануил Кант.

В то же время психоанализ говорит: да нет, ну что вы? Конечно, все наши влечения, желания сексуальные, они должны удовлетворяться, поскольку бессознательное, как я говорю, сильнее сознания. Но дело в том, что вот это кажется: ну и что? Ну, вот есть такая теория и такая теория... Но я сейчас обращаю внимание на психологическое истолкование всех этих феноменов. Еще раз повторяю: психолог уверен, что наше поведение связанно именно со структурой отдельного человека, личности, и вот там желания, влечения, и действительно есть разные концепции. Но так ли это?

Как культурная модель социальной жизни определяет сексуальное поведение?  

Вот я хочу вам рассказать кратко одну вещь. Вот Маргарет Мид – была такая американская исследователь, она изучала любовь и сексуальность в ранних культурах, когда они складывались, и через что мы все прошли. И вот что она показывает, вот она анализирует племя арапышей, очень такое интересное племя, где она обращает внимание на 2 момента. Ну, во-первых, с точки зрения психологов, если бы они анализировали поведение, они бы сказали: ах, какие фригидные люди! Женщины, когда имеют интимные отношения, никаких чувств не испытывают совершенно. Ну так, теплота и родственность, не более того.

Ну что же это такое, какая патология сексуальная! А выясняется, а почему так, а выясняется очень просто, что там две вещи очень важные. Во-первых, браки заключаются следующим образом: девочки и мальчики, когда им исполняется 8-9 лет, их обручают, и девочку забирают сразу воспитывать в семью будущего мужа. За ней очень ухаживают, заботятся о ней, но она растет в семье будущего мужа, и он ее воспринимает, почти как свою сестру. А когда им исполняется 18-19 лет, играют свадьбу, они вступают в интимные отношения, и, естественно, никаких чувств у него, потому что он ее знает как облупленную, для него это не тайна никакая. И в связи с этим в культуре вводится запрет на близкородственные связи, именно для того, чтобы создавать дистанцию и напряжение, о чем Фрейд хорошо писал. А вот здесь так.

И еще один: какая у них культурная модель? Очень простая: они считают, что ребенок появляется из спермы мужчины и крови матери – вот у них концепция какая. И дальше все понятно: для того чтобы ребенок был хороший, мужчина должен изо всех сил все время жить-жить-жить. Ну понятно, если вы все время живете без остановки, никаких чувств вы при этом испытывать не будете. А вот как только наступает беременность – все, все заканчивается, потому что ребенок сделан, и они вступают в интимные отношения только в следующий раз, когда через 2-3 года они решают завести нового ребенка.

Вот смотрите: что здесь определяет, структура психики? Нет, определяют культурные модели, определяет организация социальной жизни самой. Вот у них такие культурные модели, такие схемы, обратите внимание, которые совершенно по-другому организуют все процессы психические, и в том числе сексуальные.

Может ли социальная практика сформировать отношение к интимной жизни?  

Отсюда мы бы могли предположить, что если это так и в других случаях, а анализ показывает, что это во всех случаях такая схема, наши психические структуры предопределены социальными моделями, культурными моделями, формами организации социальной жизни. Они определяют основное. И, кстати, Выготский поэтому и писал, что ведущими являются совсем не психические процессы, а семиотические процессы, за которыми стоит социальная организация, социальные модели и социальные формы жизни. Психика вторична, или она – производная от семиотических культурных и социальных моделей.

Но психолог считает все наоборот, он считает, что это естественно. Вот есть естественные процессы, психические, сексуальные, которые можно описать автономно и независимо от вот этих вещей, от языка, от социальной организации, от способов жизни и так далее, вот практик социальных. Вот мы где сегодня находимся? Мы находимся в мощной социальной практике, которая формирует определенное отношение к интимной жизни, к сексу, к любви и так далее, мощнейшая социальная практика. Это что, психический процесс?

Да ничего подобного, это социальная организация, которая позволяет получать деньги большие, позволяет организовывать разные социальные процессы и прочее, и прочее, и прочее. И вот эта практика больше определяет, чем структура вашего психического процесса. Конечно, потом психические процессы как бы складываются в связи с этим и адаптируются, но нам нужно понимать, что здесь первично.

Особенности технологической культуры: секс ради удовольствия  

Теперь еще один момент, который я хотел бы затронуть, это то, с чего я начал, то, что в культуре произошла такая жесткая дифференциация, правда, довольно поздняя. Если вы смотрите развитие культуры (а я еще культуролог, кроме того что я философ), то вы видите, что здесь были довольно сложные отношения, и расщепление человека, расщепление на любовь и сексуальность произошло, в общем, довольно поздно. Так вот, я на что хочу обратить внимание, что здесь были несколько сложных интересных процессов. Во-первых, вообще, сам процесс становления человека, когда естественная биологическая основа, связанная с половым влечением, была поставлена на конвейер удовольствий.

Это произошло еще тогда, когда формировался человек, ведь вы знаете, что обезьяна, от которой мы произошли, ну хотя бы биологически, у нее же обычная половая функция, то есть она вступает в отношения, только когда течка. А ведь у человека это не так, а почему? А потому, что вот здесь сработала семиотика и социальные отношения. Очевидно, именно в силу того, что самцы обладали способностью регулировать и управлять, и действовать против биологии, как я показываю в своих исследованиях, получалось так, что они начали склонять женские особи к отношениям за пределами этого биологического цикла, он начал смещаться, и в конце концов он угас.

А вместо этого возникла очень интересная линия, то есть когда биологическая функция была поставлена на удовольствие (ну, помимо того, что она работала на другие, конечно, функции), но она начала использоваться и культивироваться именно в этом отношении. Но не только, потом добавила и культура; что из себя представляет наша культура? Наша культура гедонистическая, как вы понимаете, она ориентирована на удовольствия, на наслаждение, на возможность удовлетворить желания, которые, кстати, производные от наших технических возможностей, как выясняется. Так вообще, когда я говорю все эти вещи, я ведь хочу обратить ваше внимание, что сексуальность в основе своей технологична, это социальная технология, которая как бы преобразовала нашу биологию.

И в этом смысле за всеми этими процессами стоят технологические планы. Так вот, гедонистическая культура, она вся была ориентирована. Когда наша культура формировалась, тут можно вспомнить такой замечательный текст Пико делла Мирандолы, она открывала и новое время, и новую европейскую культуру, что она там писала: «...и поставлен человек в центр мира, где раньше Бог стоял, и сказал ему бог: «Я не дал тебе никакого образа, ты будешь существо неопределенного образа, чтоб ты сам, по собственному желанию, сделал себя кем захочешь». О, какое счастье, что мы можем по собственному желанию делать, что хотим!».

Вот это новоевропейская позиция, включая и весь биологический план, который был на это поставлен. Наш биологический план был поставлен на наши желания, на наши удовольствия, он так и культивировался, и мало того, техники искусства, техники другого типа, они были поставлены на то, чтобы научиться извлекать из человеческого тела, из гениталий, из поп и так далее максимум удовольствия, максимум наслаждения. Если девизом, скажем, культуры является женское лицо любимого, то девизом секса является попка, как это пишут многие теоретики и идеологи. А я специально сейчас заостряю, для того чтобы вы потом могли возразить.

Но в данном случае, я считаю, что действительно общая тенденция такова. Конечно, можно тут говорить о разных вещах, но общая тенденция, я уверен, именно такова. Так вот, мы живем в гедонистической культуре, в культуре технологической культуры, где все ставится на поставках, говорил Мартин Хайдеггер, все превращается в поставку, то есть поставляющее производство, в средство извлечения удовольствий и так далее. И это, в частности, и привело к чему? Привело к расщеплению человеческого бытия вот на эти два плана.

А началось это, например, с Мопассана, замечательная новелла «Ласки», где он пишет: «Давайте заберем эту функцию биологическую, заберем и поставим удовольствие, причем не простого, а еще патологического». А когда мы слушаем последние речи Мишеля Фуко, известного философа, который пишет: «А в чем состоит жизнь, одна из целей главных? Это в том, чтобы расширять зону удовольствий, зону наслаждений». И он очень долго рассуждает о садомазохизме как одной из возможностей расширения таких вещей.

Мне кажется, что психолог, который занимается проблемами сексуальности, должен понимать то, что он имеет дело не с имманентной психической реальностью, а прежде всего с социокультурной психической реальностью – раз. Во-вторых, он должен понимать свои вмененности. Он работает именно как личность, создает схемы для личности, и в данном случае в этой сфере, и, к сожалению, не осознает свои вмененности, свои ограничения. По сути, он работает на вот эту самую техногенную цивилизацию, на гедонистическую культуру и постоянно расширяет зону вот и возможности, связанные с удовольствием здесь, ну и частично со здоровьем, и тем самым выступает, на мой взгляд, деструктивным фактором современной культуры.

Комментарии к видео на

  •  
    auruss111 23 февраля 2012, 23:51

    Какие именно психические процессы определяются социальными схемами культуры племени арапышей, так и не было сказано. Много слов, мало доводов.