Секс и здоровье

Патологическое недовольство собственной внешностью

 
 


Всем людям свойственно уделять пристальное внимание собственной внешности. Это важно для нашей самооценки, становления личности – мы всегда стараемся взглянуть на себя глазами окружающих и часто хотим что-то изменить: похудеть, поправиться, подкорректировать форму носа и так далее. Иногда это естественное стремление перерастает в патологию, которую психологи ХХ столетия проанализировали и назвали дисморфофобией. О симптомах и характерном поведении при дисморфофобии рассказывает врач-психиатр Андрей Евгеньевич Брюхин.

Значение оценки собственной внешности  

Хотелось бы обсудить тему о патологическом недовольстве собственной внешностью. Ясно, что человек всегда, как только он стал человеком, уделял внимание своей внешности. Своей внешности уделяют внимание и животные, у них это носит инстинктивный характер. У человека внимание к своей внешности носит и подсознательный характер, и осознанный характер, и непроизвольный, и произвольный.

Особо важным возрастом для самооценки, для становления личности, характера является подростковый и ранний юношеский возраст. В этот возрастной промежуток происходят бурные изменения в психике человека, в его эндокринной сфере, и одним из проявлений подросткового пубертатного периода является уделение повышенного внимания своей внешности, потому что для подростков очень важным становится мнение окружающих для него людей, особенно значимых лиц, нередко противоположного пола значимых лиц, родных, преподавателей, знакомых и так далее.

Поэтому значимость оценки собственной внешности, как самооценки, так и оценки ее со стороны окружающих, она понятна. Границы между нормой и патологией в этой сфере, как и во многих областях психики, довольно размыты. Тем не менее в начале ХХ века итальянский психиатр Марзелли выделил синдром и назвал его дисморфофобией, что в переводе с греческого языка означает: дис – «нарушение», морфо – «тело» и фобия – «страх». То есть в переводе это означает страх увидеть свое тело измененным, нарушенным.

Синдромы дисморфофобии  

Огромную роль в изучении этого феномена сыграла моя учитель, профессор Мария Васильевна Коркина, докторская диссертация которой и посвящена расстройствам в подростково-юношеском возрасте в виде как раз патологического недовольства собственной внешностью. Это расстройство заключается в триаде довольно понятных симптомов. Это патологическая идея физического недостатка, это идея отношения и пониженное настроение вплоть до тяжелой депрессии.

Патологические идеи физического недостатка отличаются от нормального недовольства собственной внешностью самим словом «патологический», потому что это либо навязчивая идея, либо так называемая сверхценная идея недостатка собственной внешности, когда действительно есть определенный дефект внешности, но он становится чрезвычайно значимым для человека, определяет, по сути, все его поведение. Эмоционально очень заряжены эти идеи, человек все свои сложности, проблемы, неудачи в жизни, отношениях, в чувствах, в учебе в том числе, он связывает вот именно с этим физическим недостатком.

И нередко бывают бредовые идеи физического недостатка, когда у человека нормальное строение тела, конечностей, головы, лица, нету никаких дефектов, а человек абсолютно убежден, не поддается никакому разубеждению, что у него калечащий, ужасающий дефект, который портит его внешность и, соответственно, его жизнь. Второе – я сказал, это так называемая идея отношения. То есть человек убежден, что к нему окружающие плохо относятся в связи с его недостатком физическим. Они смотрят, они подсмеиваются, они указывают пальцем, брезгливо морщат нос, лицо, кривят губы. Иногда даже дело доходит до отдельных отрывочных галлюцинаций, чаще всего слуховых, по типу таких, что «вот посмотри!», или «какой урод!», или «как некрасиво!».

Вот эти идеи отношения могут быть тоже как навязчивого характера – человек без конца думает, не может избавиться от этих мыслей о том, что к нему плохо относятся, так и сверхценного характера, потому что в подростковом возрасте действительно, если у человека есть физический недостаток, подростки могут просто-напросто высмеивать, указывать, говорить, обращать внимание. Или это бредовые идеи отношения, когда на самом деле нет никаких реальных действий со стороны окружающих, а человек абсолютно убежден.

Поведение, характерное при дисморфофобии  

Депрессия. Понятно, что такая мысль негативного содержания в отношении своей внешности будет сопровождаться пониженным настроением. Иногда эта депрессия достигает довольно выраженного уровня с компонентом такой тревоги, ажитации, вплоть до суицидальных попыток. Очень важным критерием этого синдрома является также стремление к исправлению, то есть к коррекции этого физического недостатка. Такие лица с удовольствием посещают врачей за исключением психиатров.

Они посещают стоматологов, пластических хирургов, просто общих хирургов, иногда врачей других специальностей, ортопедов. И с огромным требованием произвести им исправление их дефекта. При этом нередко добиваются, угрожают суицидом, угрожают судебным преследованием, если им отказывают в исправлении этого физического недостатка, особенно если это бредовая идея или сверхценная идея, то есть недостаток мнимый.

Часть врачей, хирургов, грамотных хирургов, знающих, они никогда не пойдут на оперативное вмешательство, если это бред или выраженная сверхценная идея, потому что бред таким образом скорригировать невозможно. Даже если это мощная сверхценная идея, и делают операцию или симулируют как-то оперативное вмешательство, это не улучшает состояние пациента, потому что это психическое расстройство, и они говорят, у них возникает мысль о том, что вот, допустим, горбинка на носу была, а теперь она стала еще хуже. И теперь она заметна всем окружающим.

Может возникнуть мысль о том, что врачи-хирурги специально так сделали, чтобы показать мое уродство. Вплоть до таких случаев доходит дело, что врачи-хирурги становятся жертвами в прямом смысле этих пациентов. Есть в психиатрии такое понятие «преследуемые преследователи». У человека возникает мысль, что пластический хирург специально сделал ему какое-то еще более худшее уродство, и они подкарауливают с ножом или еще с какими-то орудиями врачей около клиник, выслеживают их домашний адрес, машину и могут травмировать.

Закон о психиатрической помощи, который был принят в 1993 году у нас в стране, с одной стороны, многие вопросы решил, которые касаются психического здоровья людей, с другой стороны, было раньше положение о том, что любая пластическая операция должна была проводиться после исключения психической патологии, то есть после консультации у психиатра. Сейчас такого положения нету, потому что, по закону о психиатрической помощи, существует добровольность обращения к врачу-психиатру. А недобровольные случаи освидетельствования психиатрического довольно жестко оговариваются в законе.

И знакомые врачи-пластические хирурги говорят, что как только они чувствуют, что пациент страдает дисморфофобией, психическим расстройством в виде патологического недовольства собственной внешностью, они пытаются сказать: «Может быть, вам надо обратиться к психиатру?». Но у больных критики часто не бывает, они говорят о том, что никакого психического расстройства нет, ни к каким психиатрам они обращаться не будут, тогда врачи-пластические хирурги любыми способами вплоть до самоуничижения, говоря о том, что «я не способный человек, у меня не хватает квалификации, я не компетентен в этой области», что, согласитесь, не очень часто бывает у врачей, пытаются избавиться от этих пациентов, чтобы не оперировать их. Потому что понимают, что это может угрожать.

Показательные случаи из врачебной практики  

Иногда вот это стремление к коррекции носит совершенно нелепый, абсурдный характер, особенно если врачи отказывают. Ну, вот профессор Коркина описала несколько случаев, я позволю себе их привести. Допустим, молодой человек, который был убежден, что у него длинные верхние зубы, которые его крайне портят, передние резцы, обратился в Институт челюстно-лицевой хирургии в Москве. Ему сказали, что у него совершенно нормальная челюсть, абсолютно нормальный красивый прикус. Человек был абсолютно убежден, что к нему отнеслись невнимательно, не захотели его лечить. Он был очень расстроен, был в напряжении, в тревоге. Приехав домой, напильником, превозмогая дикую боль, просто неописуемую, спиливает себе половину зубов на верхней челюсти.

Другой молодой человек, который считал, что у него ужасающая горбинка, отвратительная, которая портит ему все лицо, мог выходить на улицу только вечером, в сумерки. Если необходимость была идти утром, то любил, когда дождливая погода, тогда можно было надеть капюшон или закрыть лицо зонтиком. Если надо было выходить днем, то он ловил пчел, сажал себе на нос, его пчелы кусали в переносицу. У него возникал жуткий отек совершенно, который, естественно, уродовал лицо. И в этот момент он совершенно спокойно выходил и общался с одноклассниками и со знакомыми, потому что был убежден, что все видят, что у него отек от укуса пчел, а не от ужасной горбинки. Хотя врачи-хирурги, пластические хирурги, которые консультировали этого пациента, сказали, что у него совершенно маленькая, совершенно не портящая его, а очень даже придающая какую-то особенность его лицу, приятную особенность, такая горбинка, которую, в общем, они бы даже и не заметили, если бы он не обращал их внимание на это.

Или психиатры, соответственно, и хирурги пластические встречаются с пациентками-женщинами, которые приносят вычисленные особым способом, с математическими приемами, пропорции своего лица, которых они хотят добиться от хирургов. Причем это графики такие с синусоидами. И требуют от хирургов придерживаться жестко той линии, которую они считают, что вот именно так надо сконструировать их лицо. При этом, как правило, объективно лицо довольно нормальное, красивое, привлекательное. И очень недовольны, если врачи отказываются от операции или даже смотреть эти графики. Ну, как правило, этим грешат люди, которые имеют технические специальности.