Планирование семьи

Что делать родителям в случае насилия над детьми?

 
 


Насилие над детьми – сложная и болезненная тема, которая тем не менее требует внимания и обсуждения. Что делать родителям, если их ребенок подвергся насилию? Ведь даже справедливое возмездие не избавит ребенка и его семью от психологической травмы. Тут необходима помощь квалифицированного психолога, способного вывести ребенка, ставшего жертвой насилия, из состояния депрессии и скорректировать его дальнейшее поведение и отношение к миру. Об особенностях поведения таких детей и нюансах психотерапии рассказывает клинический психолог Эльза Фаридовна Насырова.

Как узнать, что ребенок был подвержен насилию?  

Что делать родителям, как себя вести, когда ваш ребенок попал в беду? Я хочу рассказать такую проблематику, когда жестокое обращение и насилие происходит вне дома: когда на ребенка произошло нападение, либо произошло соблазнение. Как себя вести родителям и понимать, что на самом деле проблема серьезная и очень глубокая. Можно сказать сразу, что вот по опыту бывает как. Допустим, нападение на улице – это один вид насилия, такое жесткое, страшное, когда у ребенка развивается посттравматическое стрессовое расстройство. Ребенок может находиться в измененном состоянии сознания – самые тяжелейшие психологические травмы, не говоря уже о физических, которые испытывает ребенок.

Потом, существует такая коварная очень проблема, как сексуальные развратные действия со стороны взрослых по отношению к ребенку, когда постепенно и незаметно ребенок развращается. Ну, случаев очень много разных, и на самом деле даже примеры какие-то приводить, наверное, нет смысла.

Я бы хотела рассказать о том, что происходит с ребенком. То есть ребенок на самом деле может испытывать даже удовольствие, потому что педофилы, они, в общем-то, тоже своего роды психологи, они знают, как подойти к ребенку, как постепенно растлить его, что ребенок на самом деле сохраняет эту тайну, что это наш с тобой секрет, ты никому, пожалуйста, не рассказывай – часто такое бывает. И за все, что происходит с ребенком, ребенок – у него так устроена психика – берет вину на себя за происходящее, что это он какой-то ненормальный или нездоровый, нехороший, раз с ним такое произошло. Он даже пытается как-то выгораживать своего насильника. Это тоже говорит о том, что поражение очень серьезное на психическом уровне происходит.

Поэтому если ваш ребенок стал замкнут, если у него появилось сексуализированное поведение, какая-то фиксация, может быть, вы застали ребенка за мастурбацией, как угодно, то есть если вы почувствовали, что происходит что-то из ряда вон выходящее, нужно, конечно, в первую очередь, прийти на первичную консультацию к специалисту, рассказать о проблеме, что ваш ребенок изменился, у него появились какие-то особенности в поведении, обсудить это. И потихонечку, может быть, как-то убедить ребенка прийти к специалисту, где квалифицированно, спокойно психолог сможет поговорить с ребенком и вывести его на эту тему. Потому что дети могут скрывать, потому что боятся наказания, боятся огласки, это на самом деле очень серьезно.

Чем это может повлиять, если это оставить, не работая с этой темой? Тем, что могут в дальнейшем быть у человека, когда он вырастет, проблемы в сексуальной сфере, вообще проблемы во взаимоотношениях, выстраивании взаимоотношений, не говоря уже о психических патологиях серьезных.

Позиция родителей  

Если ребенок пришел и рассказал – на самом деле это хорошо, что есть доверие, потому что приходится сталкиваться с такими случаями, что ребенок еще пытается скрыть это и как-то справиться в одиночку. Ни в коем случае не обвинять, не паниковать, что ох, ах, ахать, показывать ребенку, что вы сами напуганы. Понятное дело, что у вас тоже травма, что с вами тоже нужно работать, с родителем, потому что для родителей это тоже тяжелейшая травма, что его ребенка изнасиловали.

Нужно дать спокойную реакцию: выслушать ребенка, что произошло, сказать, что мы обязательно разберемся, мы насильника накажем, и мы пойдем в то место, где нам с тобой помогут. То есть мы пойдем к психологу, и мы заведем уголовное дело, ничего не бойся, насильник должен быть наказан. Таким образом у ребенка восстанавливается вера в справедливость. Если оставить это безнаказанным, ребенок делает вывод, что в этой жизни вообще никакой справедливости нет.

На самом деле это все нужно оставить на специалистов, потому что проблема действительно очень серьезная, и здесь должен работать специалист. Позиция родителей – это поддержка и теплота в доме, чтобы была поддержка. И если мама или папа чувствуют, что не справляются со своими эмоциями, с тем, что произошло, – идти на личную терапию и работать с этим, потому что травма очень глубокая у всей семьи. И вот такое спокойное удерживание в реальности ребенка, что реально произошло: в этом нет твоей вины. Мы сделаем все, чтобы он был наказан, мы сделаем все, чтобы тебе помочь. Может быть, дать ему совет, чтобы он особо не рассказывал в школе, что с ним произошло, не афишировал это дело. Потому что таким образом он подставляется, может быть, потому что дети его сразу будут чувствовать изгоем. И еще, если есть возможность сохранить конфиденциальность, лучше ее сохранять.

Поведение ребенка  

Отклонения психические могут быть самыми разными, как фиксация на сексуализированном поведении, то есть расторможенность такая сексуализированного порядка. Дети могут вовлекать в сексуализированные игры других детей, вот чем опасно. То есть он становится социально неадаптивный ребенок, это может быть. Потом, он может выработать поведение виктимное, то есть поведение жертвы, когда дети чувствуют очень хорошо, когда ребенок ведет себя провоцирующе, чтобы завершить это действие, которое с ними произошло, снова и снова подтверждая, снова и снова возвращаясь в ту травму, и тем самым подтверждая, что он действительно жертва, с ним вот так поступили, потому что он плохой, тем самым вызывая у сверстников вот такое агрессивное поведение в свою сторону. То есть это может закрепиться, как виктимное поведение.

Может быть фиксация как агрессивное поведение, когда ребенок пытается восстановить справедливость по-своему. Если с этим не работать, он может быть агрессивным, он может занять позицию насильника. И таким образом здесь уже формируется антисоциальное поведение, антисоциальная личность, вплоть до психопатии. Все зависит от того, на какую почву упала эта травма. Если ребенок изначально был органический, то есть у него были какие-то повреждения, проблемы изначально, гиперактивность, ну, разного рода, и на эту почву упала вот такая серьезная травма, последствия совершено могут быть разные. Не говоря о том, что если ребенок здоровый, он как-то скомпенсируется, справится тоже с помощью специалиста. А если ребенок изначально был в группе риска, здесь могут быть самые разные прогнозы.

Психологическая помощь ребенку, подвергшемуся насилию  

На самом деле работа психолога с жертвой насилия сводится к тому, что восстановить вот то утраченное равновесие, вот ту гармонию у ребенка, которая была, понятно, что этот рубец останется на всю жизнь у ребенка, но очень важно снова восстановить у ребенка доверие к миру, доверие к взрослым, вообще доверие вот и веру в справедливость. Вот это, наверное, основное, так сказать, по процессу.

Изначально очень важно установить раппорт с ребенком, контакт, потому что на это может уйти до 10 встреч. Дети разные, ребенок может прийти и молчать, и ничего не говорить, либо ребенок может прийти и быть абсолютно расторможенным, случаи разные. То есть полное принятие его состояния, его настроения; отражать его настроение: ты сейчас сидишь, ты сейчас не хочешь говорить, я тебя понимаю, давай помолчим. Где-то даже присоединение к ребенку, быть с ним в этой ситуации, разделять его состояние и постепенно формировать это доверие.

Когда вы чувствуете, что ребенок начинает вам доверять, понятно, что нужно собрать анамнез, психодиагностическое исследование серьезное, насколько глубока травма. Существует много методик на эту тему, которые выявляют степень травмы. Когда ребенок будет к этому, опять-таки, готов. Самый наилучший, на мой взгляд, – это такой щадящий метод, как арттерапия. Я работаю с такими детьми посредством арттерапии. Арт – это «искусство», терапия – «лечение», когда ребенок опосредованно говорит о своей травме, в третьем лице. Задается ключевой вопрос: «Что ты видишь?», и ребенок рассказывает, что он видит, как будто бы уже не про себя, а просто в третьем лице. Здесь он может выдать самый тяжелый материал, нарисовать то, что произошло с ним – и таким способом отреагирование чувств и эмоций. В арттерапии он может нарисовать такой гнев, который он испытывает к насильнику, ту вину и то отчаяние, которое у него в душе, он может с этим что-то сделать, и он понимает, что он уже управляет этой ситуацией. Как правило, он хочет рвать эти работы, он хочет их комкать, он хочет бросать. В этот момент вы должны сохранять арттерапевтическое пространство, то есть: что бы ты ни сделал, что бы ты ни сказал, я буду на твоей стороне – вот такая позиция.

Очень хороша песочная психотерапия, юнгианский подход – это работа с песком в песочнице. Очень хорошо игровая терапия – это с маленькими детьми, которые дошкольники, они очень хорошо отыгрывают на игрушках, что с ними произошло. Существуют даже такие специальные анатомические куклы, мужчины и женщины, ребенок может там отыгрывать, так сказать, что было с ним, и перемоделировать ситуацию, как бы ему хотелось, пережить ее, перепрограммировать, прожить ее заново, как бы ему хотелось. Также очень хорошо телесно ориентированная психотерапия, сенсорная терапия. Существует сенсорная комната, потому что ребенок может уйти в глубочайшую депрессию, а может быть все наоборот, то есть тут все зависит от индивидуальной травмы, от индивидуального ребенка.