Планирование семьи

Раздельное обучение детей – «за» и «против»

 
 


Во все времена вопрос совместного/раздельного обучения детей не находил однозначного ответа. Не секрет, что школьные годы накладывают значительный отпечаток на судьбу человека. Первые друзья, первая любовь – эти воспоминания навевают самые нежные чувства, формируют сознание человека. Сегодня педагоги вновь задумываются, не ввести ли раздельное обучение в наших школах: раздельные классы, раздельные игры, разделённые компании. Какой отпечаток наложит такое обучение на их судьбу? Послушайте мнение доктора психологических наук Мухаммед Каншобиевич Кабардов.

Почему в современном обществе раздельное обучение не может быть эффективным?  

Сразу могу сказать свое представление. Социально, социально-экономические проблемы сейчас… этот вопрос сводят на нет. Потому что экономически это очень сложный процесс. Раздельное обучение нужно начинать с детского сада: воспитания мальчиков отдельно, девочек отдельно. Дальше идет создание специальных школ, специально оборудованных со всеми потребностями, возможностями с одной стороны мальчиков, с другой стороны девочек. И дальше, наконец, выйдя из стен школ, дети, подростки, юноши и девушки уже должны выйти в общий социум, где нет такого разделения и не может быть. То есть против того, чтобы раздельно обучать – это, в первую очередь то, что потом спрос профессиональной деятельности, жизнедеятельность уже вынуждает так, как и положено в одном сообществе, в одной среде работать. И в профессиональных и в домашних условиях – все вместе.

Опыт раздельного обучения в советских школах  

В советский период, в советское время, в послевоенное время были раздельные школы. Для мальчиков, для девочек. Я поделюсь немножко опытом общения с учителями старыми, и с теми женщинами (в основном женщины рассказывают), которые учились в таких школах. В одной школе, потом в смешанной школе, а потом еще в гимназии и так далее. Учительница что рассказывает. Учительница, которая преподавала несколько лет в гимназии для мальчиков. Одни мальчики. Она в конце, уже на пенсии, в глубокой старости рассказывала, что учителям, работающим в мальчишеской среде, в школе для мальчиков, надо год засчитать за два. Вы можете уже определить – что это такое. Потому что там, когда одни остаются мальчишки или мужчины, или парни или там, где одни мужчины. Вы представляете, какие ситуации создаются непростые. Она очень напряженно пережила эту ситуацию работы в школе для мальчиков.

И наоборот, в гимназиях, в классах, отдельно созданных для девочек, там старались создавать максимальную чистоту. У них в классах, в коридорах (это воспоминания конкретные, не учебные рассказы) все старались выложить коврами, все чисто, они ходили аккуратно, определенные способы поведения. Знали, как себя вести в обществе соответствующе. Их готовили, как быть желанными в будущем. Невесты, жены, мамы и так далее.

Но очень сложно было и в девичьей ситуации. Там девочки были более ехидные, как рассказывает проучившаяся в этой школе. Они старались (ну, большинство учителей там тоже больше женского пола), они старались поддеть учительницу, задавали вопросы такие, на которые, скажем, не может отвечать. И вот, учительница говорит: «Завтра я подготовлюсь, я вам расскажу, отвечу на ваши вопросы». Только она за дверь выйдет, девчонки хохочут: «Ага, сейчас побежит к своему мужу, все выспросит, потом нам будет рассказывать». Это отдельный случай, но все равно, даже чисто в девчачьей среде тоже какие–то проблемы были. Помните, раньше назывался МИМО, сейчас МГИМО. Сейчас немножко все изменилось, конечно, в наше время, но в советское время в МГИМО шли девушки, как шутили тогда, готовили их как жен дипломатов. То есть, образованная, знающая языки и все прочее. Вот, пожалуйста вам, в определенной степени, уготованная роль и стезя и траектория развития.

Что необходимо учитывать в образовательной системе для эффективной реализации детских способностей?  

Но это все, к счастью или к сожалению, общество так меняется, глобализация нас ведет к тому, что эти грани стираются. И мы ничего с этим не можем сделать. Поэтому мне кажется, эта постановка вопроса о раздельном обучении мальчиков и девочек – это чисто риторический вопрос на сегодняшний день. Потому что, понимая различие биологического вызревания, психологического созревания мальчиков и девочек и социально-психологической роли одних и других, надо иметь в виду, что это необходимо учитывать в образовательной системе, в процессе подготовки, обучения, учения. Но вот потому что, скажем, девочки рано созревают, мальчики позже, я уже говорил. Представьте и по опыту, и вы сами, может, многие понаблюдали эту ситуацию. К восьмому-девятому классу девочки уже стали девушками. Очаровательными, со всеми образами, так сказать, и изменениями фигуры, в поведении, интересами. Мальчишки еще совсем… мальчишки. Проходят каникулы, за время каникул… девятый класс приходит, и уже – парни. Вот скачок такой. До этого они мальчишки, с которыми девушками не считались, они все заглядывали на более старших, на старшеклассников. А вот так вот меняется ситуация.

Это все надо учитывать, но опять же, надо иметь в виду индивидуально-типические, скажем так, для девочек, для мальчиков в особенности. И их развитие возможностей. Надо все-таки иметь в виду, что мы – общество. Глобализация ведет к тому, что мы будет стараться в равной мере и надо стараться в равной мере давать шансы и мальчикам и девочкам выбирать свой собственный путь. Свою траекторию собственного развития. То есть, реализация и творческих, и природных возможностей. Поэтому я всегда люблю говорить и повторяю: «Каждый ребенок способен», и одарен, еще дальше скажу. Другое дело, что они могут эти способности, в неравных условиях поставленные, дети не всегда реализуют.

Каждый ребенок имеет право на реализацию этих и природных и социальных своих возможностей. А каждое общество, скажем так, те органы, которые обязаны это обеспечить, то есть правительственные органы, система образования обязана предоставить возможности все для реализации всех этих творческих способностей каждого ребенка.

О творческих способностях. Конечно, мы знаем, если взять сферы различные: искусство, техника, чисто наука. Больше всего мы слышим имена мужчин, авторов и так далее. Но хотя мы знаем и гениальных исследователей, гениальных математиков-женщин. Но видите, природа так создала, и социум этому способствовал, что больше всего себя реализовывали в общественно-полезном как бы труде мужчины.

Но сейчас это исправляется, потому что в большинстве случаев наука как-то не так видна сейчас. Проявление чисто научных достижений, имен и запросы как бы общества сейчас немножко в этом плане деградирует. Не общество, а те, кто это обеспечивать должен. Поэтому сфера обслуживания, сфера социального сервиса, сфера бизнеса, даже банковская система – в этих структурах, в этих системах женщины нисколько не уступают. И даже порою их больше там и более преуспевают. Поэтому как бы они не обучались вот в той единой системе образования, они одинаково хорошо развиваются.

Препятствия и запреты привлекают усиленный интерес  

Что касается раздельного. Еще один пример приведу. Вот когда мальчики и девочки учились в гимназиях разного типа… кстати, гимназию могли позволить не каждая область, не каждый регион. Это только большие города. Города и населенные пункты. В деревнях таких возможностей нет и не было, даже в церковно-приходских школах. Вот. Смотрите, девочки учились в гимназии для девочек. В определенном возрасте они созревают, и у них очень большой интерес появляется к мальчикам. Тяга. Это естественные вещи, также как у мальчиков. И они будут друг к другу стремиться как магнит. Это естественно. Но если эти препятствия везде раздельного обучения, раздельных форм поведения – это уже вызывает не просто приятное притяжение, но и некоторую возможность и нервных так сказать ситуаций, срывов и так далее.

Мне рассказывали, что в МГУ в послевоенное время, даже позже, в 50-х годах. Общежитие знаменитое на Ленинских горах построили вот эти…распределения девушек и парней. Сделали корпуса для женщин… для женского пола, для мужского пола. Потом это прекратили, поскольку число падающих с высоты многоэтажки, ну, таких трагических случаев увеличилось. И отменили, и ничего плохого не произошло. Потому что ребята хотят к девушкам проникнуть, хотят у них побывать, пообщаться. Любовь, общение, танцы и так далее. Вот эти препятствия создают усиленный интерес к запрету, как всегда бывает.

Что важно знать в системе образования мальчиков и девочек?  

Поэтому много-много, кроме экономических, и минусов чисто социально-психологического плана. И при этом еще раз повторюсь, что имея в виду биологические социально-психологические и роли, с одной стороны, и с другой стороны, чисто органические формы, и скорость развития девочек и мальчиков, надо это учитывать просто. И давать режим наилучшего благоприятствования, зная об этом.

Весь вопрос в том, как мы познаем и насколько это затребовано системой образования. Ну, по мере возможности, наука, педагогика, особенно, психология, старается восполнить вот эти где-то недостающие знания, где-то открыть с точки зрения сегодняшних условий – как дальше развивается, какие возрастные половые различия, особенности социума, влияние среды и прочее-прочее. Вот кратко если коснуться вопроса об обучении работы с детьми разнополыми.

Конечно, мой итог или мнение такое, что это не самое главное. И даже этим надо себя озадачивать. Важно вот дать возможные режимы для того, чтобы девочки были девочками, потом девушками, не препятствовать этому. И при этом не делать искусственных препятствий между одним и другим полом. Вот это будет наилучшее пожелание и наилучший итог. Потому что в многодетных семьях они знают, что они знают своих детей, своих мальчиков и девочек, дочки-сыновья. Ничего плохого там нет. А в социуме почему они должны быть так разделены, что препятствия должны быть? Вот вкратце, что можно так, экспромтом, спонтанно сказать о том, как относиться или высказать «за» и «против» раздельного обучения.