Планирование семьи

Психология общения с неродным ребенком

 
 


С точки зрения психологии, существует пять стилей воспитания детей. Если вы вступаете в брак с человеком, у которого уже есть дети от предыдущего брака, следует учесть тот стиль воспитания, который применялся к его детям в прошлом. О том, как справиться с чувством агрессии по отношению к неродному ребенку и избежать конфликтных ситуаций в новой семье, рассказывает доцент Высшей школы психологии Гузель Хасановна Махортова.

Что значит конфликт лояльности?  

Что значит конфликт лояльности? Лояльность – это новое слово в психологии, оно из западной психологии к нам пришло. Это прежде всего, конечно, деструктивные чувства по отношению к родителям: обида, ревность, агрессия, и прочее. Такие вот деструктивные сложные чувства.

То есть ребенок оказывается заложником ситуации, если он будет лояльным по отношению к новому родителю, к отчиму или мачехе, и при этом у него есть родные, кровные родители этого же пола, он может воспринимать это, чувствовать, как предательство по отношению к своим кровным родителям. Если он отвергает нового родителя, то он может испытывать чувство вины перед отцом (если он отвергает мачеху), если он отвергает отчима, то он может испытывать чувство вины перед матерью. Поэтому ему достаточно сложно в этой ситуации, и, конечно, нужно понимать его чувства.

Каковы способы разрешения конфликтов лояльности у ребенка по отношению к родителям? Прежде всего, как я уже сказала, понимание причин деструктивного поведения по отношению к новому родителю. То есть это страх того, что он окажется предателем по отношению к кровному родителю, или то, что он заденет чувства своего родного родителя, с которым проживает. То есть он не хочет обидеть ни того, ни другого, он в растерянности, и как часто в растерянности мы впадаем, занимаем такую оборонительную, агрессивную позицию! Поэтому понимание психологических мотивов такого поведения очень важно.

Важно сказать, что наряду с тем, что мы не препятствуем взаимодействию ребенка с кровным родителем, который живет отдельно, но одновременно мы запускаем процесс укрепления авторитета отчима или мачехи, чтобы у нас не было такой перевернутой иерархии ценностей у ребенка. То есть одновременно мы укрепляем позиции неродного родителя, конечно же, потому что это перспектива.

Конфликт лояльности существует не только у детей, но и у взрослых. это связано с мифом, что мой новый супруг (супруга) должен автоматически любить моего ребенка, как своего родного. На самом деле очень часто неродные дети эмоционально отвергаемы. Они нас раздражают, мы испытываем чувство досады и вины из-за того, что мы этого ребенка воспринимаем (может быть, это грубо звучит), как довесок к любимому человеку.

То есть вот такой сложный клубок чувств получается. С одной стороны – отвержение этого ребенка эмоциональное, неприятие, которое мы можем хранить в себе, а с другой стороны – у нас чувство вины вроде бы.

Как справиться с чувством агрессии по отношению к неродному ребенку?  

Бывает чувство агрессии вербальной или невербальной, физической, по отношению к неродному ребенку. Очень часто мы сравниваем ребенка неродного с тем, которого мы оставили в своей семье. В чью пользу это сравнение. Конечно (вопрос риторический), в пользу своего родного ребенка.

И очень часто ребенку высказывается вслух: «А вот мой Петя никогда бы себе такого не позволил!», и прочее. Что чувствует этот ребенок, которому это говорят? Здесь, опять же, нужно работать прежде всего взрослому над самим собой. Можно обратиться к специалисту, можно поискать причины своего негативного отношения к ребенку, и, выяснив причины, естественно, мы уже устраняем последствия.

Очень сложно говорить, что это какой-то одномоментный процесс будет, что я тысячу раз скажу, что я люблю этого ребенка, я принимаю его, я не отвергаю. Это, конечно, автоматически не происходит, но подспудно некие зерна, которые в душу закладываются, когда мы во взаимодействии с новым ребенком, мы видим в нем что-то позитивное, что-то хорошее, и вот это уже зернышко какой-то любви, приятия начинает у нас прорастать, надо просто не давать этим зернам зачахнуть, а просто прорастить дерево любви к этому новому ребенку.

Стили родительского поведения, способствующие адаптации ребенка к новой семье  

Затрагивая тему адаптации ребенка и родителя в новой семье, мне хочется сказать о том, что есть определенные стили воспитания родительского, которые выделены нашими известными отечественными психологами Столиным и Варгой. Их пять. Это «кооперация», наиболее социально желательный стиль воспитания и отношения с ребенком, когда ребенку доверяют, принимают его таким, какой он есть, и советуются с ним, планируют как-то его жизнь, гордятся его успехами, но ни в коем случае не подгоняют под какую-то высокую планку социума, для того чтобы амбиции свои удовлетворять. То есть это наиболее желательный стиль воспитания и поведения по отношению к ребенку – «кооперация».

Есть еще «принятие». Ребенка принимают таким, какой он есть. Здесь нет какого-то сотрудничества или взаимодействия, если сравнивать с кооперацией. Есть стиль воспитания «симбиоз» – это нарушение межличностной дистанции с ребенком, то есть ребенок постоянно опекаем, постоянно на коротком поводке, то есть симбиотические отношения, как сиамские близнецы.

Родитель постоянно испытывает тревогу, и, в принципе, он организовывает жизненное пространство ребенка так, что он никогда не взрослеет. То есть он все время как бы привязан, то есть это взрослые мальчики, которые никогда не женятся – вот это как бы плоды симбиотического стиля воспитания. Кроме того есть «маленький неудачник», когда к ребенку относятся как к жертве, как неудачнику: «Ах, ты опять!.. Что от него ждать, если он неудачник?». То есть от него ничего особенного не ждут и ничего особого не требуют.

И есть стиль воспитания «авторитаризм», то есть это деспотия, то есть жесткий контроль над жизнью ребенка, купирования малейшего какого-то проявления самостоятельности, авторитаризм и деспотизм. Сталин в доме. Что происходит?

Предположим, вы приходите в семью, где мама выстраивала отношения по типу кооперации. А вы приходите и начинаете к нему относиться, как к маленькому неудачнику. Вот уже конфликт лояльности, конфликт стиля поведения. Или наоборот, у ребенка было полнейшее приятие со стороны ребенка, а новый родитель авторитарен, то есть несовпадение стилей ведет к конфликту определенному и к тому, что процесс адаптации затягивается, процесс притирки, и просто по разные стороны баррикад оказываются новый родитель и ребенок.

Конечно же, стоит поговорить со своим новым супругом о том, как было принято. Может быть, стоит поговорить с прежней мамой, с прежним папой, если там нормальные отношения, как было принято воспитывать этого ребенка, для того чтобы не было... Вот представьте себе взрослого человека, что у него один начальник либеральный, а потом приходит авторитарный, это же сложно.

В каком возрасте ребенок легче привыкнет к новому родителю?  

Какой наиболее приемлемый возраст для того, чтобы сообщить ребенку, что у него не родной папа или мама? Ну, где-то с 4 до 5 лет у ребенка уже начинают зачатки самосознания становиться. То есть ему же можно на его языке как можно менее болезненно, то есть он в силу своего возраста воспримет эту ситуацию, но каких-то лишних вопросов он может не задавать, потому что его самосознание еще не развито настолько: почему? зачем? Поэтому вот 4-5 лет считается наиболее оптимальным.

Если говорить о том, какой возраст наиболее сложный для вхождения нового родителя в семью, конечно, это подростковый возраст. Он начинается у нас по новой возрастной периодизации с 12 до 14 лет. То есть у ребенка появляется что? У него такие бурные гормональные процессы, с которыми он не справляется, вот эти гормональные революции – ему «сносит голову». С другой стороны, у него появляется чувство взрослости, что он уже взрослый, но при этом у него нет никаких объективных возможностей эту взрослость проявить, то есть у него нет экономической независимости, у него нет физической.

Просто у него в голове есть это чувство взрослости, которое он как-то пытается проявить теми или иными способами. И естественно, когда появляется новый человек в семье, это вызывает протест, в силу того что подростковый возраст, подростковый кризис – это кризис протеста.

Как избежать конфликтных ситуаций?  

Часто конфликтные ситуации у нас возникают от того, что мы не умеем слушать, слышать друг друга. То есть вот активное слушание – мы не только открыто смотрим глаза в глаза, когда общаемся, но даем уточняющие вопросы: я правильно тебя поняла? Ты хотел(а) сказать то-то и то-то? Вот это называется активное слушание. То есть мы слушаем блок какой-то информации очень участливо. Желательно, не отрываясь от лица собеседника, давать обратную связь: я правильно тебя понял? Это «я-слушание».

«Я-высказывание» – чтобы донести наши чувства до нашего ребенка, до нашего супруга, «я-высказывание» состоит из двух блоков. В первом блоке мы обозначаем действие нашего ребенка, супруга, который вызывает у вас те или иные чувства: позитивные, негативные: когда ты делаешь то-то и то-то, когда ты не выключаешь свет, я испытываю то-то, то-то – второй блок. То есть обозначайте свои чувства, как результат от действия вашего супруга или ребенка. И в таком случае происходит то, что наше раздражение, наш гнев, наши обиды становятся понятны. Они не просто висят в воздухе, мы называем причину их.

Если говорить о детях дошкольного возраста или младшего школьного возраста, это сюжетно-ролевая игра, где мы проигрываем какие-то конфликтные ситуации в создании новой семьи, выстраивания наших конструктивных взаимоотношений. Это может быть придумывание историй, сказок, где за сказочными персонажами угадывается ваш ребенок, вы сами, папа, мама. То есть в символической форме проигрывается ваша ситуация конфликтная. То же самое рисунки. То есть в символическом плане проживание конфликта. Это можно сделать и у специалиста, и вы можете, если вы тонко чувствующий человек, делать это в домашних условиях.

Нужно верить себе и верить ребенку, верить в ребенка, верить в себя как в родителя, что вы состоитесь как родитель, и верить в то, что ребенок все-таки откроет вам свое сердце рано или поздно. Но не форсировать ход событий.