Планирование семьи

Психологическая природа детской тревожности

 
 


Чем отличается страх от тревоги? Страх всегда опредмечен – мы знаем, что нас пугает, и можем с этим бороться. Тревога же возникает из ниоткуда, и так как трудно определить источник тревожного состояния, особенно у ребенка, могут возникнуть сложности с его устранением. Психологи мирового значения – Анна Фрейд, Карен Хорни и Дональд Винникотт – в своих трудах анализировали природу детской тревожности. Их выводы раскрывает психоаналитик Екатерина Мордас.

Взаимосвязь тревоги и страха  

Тревога – это, прежде всего, мое эмоциональное состояние, которое я испытываю, не всегда понимая, в связи с чем я это испытываю, в отличие от страха, который всегда опредмечен. Иначе еще обозначают тревогу, как экзистенциальное переживание. Детская тревожность – чем она обусловлена? У нее могут быть следующие причины. Прежде всего, тревога, которая вызвана непониманием тех чувств, ощущений, которые исходят из моего внутреннего мира, из моего бессознательного. Допустим, эдипальный период – у ребенка пробуждается конкуренция по отношению к родителю своего же пола. Желание смерти, при этом страх смерти – это то, что порождает тревожность ребенка. Допустим, сексуальное пробуждение, сексуальное желание. Маленькому ребенку непонятно это самое сексуальное желание, что это такое. Это сексуально пробужденное желание тоже способно породить тревогу.

Это мы можем наблюдать в играх, это мы можем наблюдать в процессе психотерапии с детьми – это первый момент. Другой момент, который порождает детскую тревожность – это, прежде всего, непринятие родителями, это страх перед наказанием: если я себя поведу неправильно, мама или папа меня накажут. Ну, как они могут наказать? Они могут от меня отвернуться эмоционально, и ребенок испытывает эмоциональную депривацию, что для него труднопереносимо, особенно в определенный период его детства. И крайне значимо, чтобы и мама, и папа его принимали.

Допустим, я что-то натворю, вазу разобью или что-то сломаю, и меня тоже накажут. То есть страх наказания приводит к тому, что ребенок переживает бессознательную тревогу. Но нужно понимать, что тревогу в связи с наказанием он будет переживать в том случае, если его наказывают, если он не уверен в родительских фигурах. Если мама адекватно отреагирует, допустим, на разбившуюся чашку или там на что-то еще, тревога не закрепляется, тревога не становится невротической. Если мама отреагировала неадекватно, соответственно, ребенок переживает в связи с тем, что он не уверен в любви родителей.

Симбиотическая стадия – тревога отделения  

Изначально ребенок, когда рождается, находится в симбиозе с мамой, со значимой фигурой. Только в последующем, в процессе развития, он вынужден себя отделить от материнской фигуры. И отделение от материнской фигуры вызывает у ребенка страх. Тот самый страх, страх отделения, страх беспомощности, собственно, это тот момент, когда ребенок переживает конфликт зависимости и независимости. Есть люди с нерешенным конфликтом зависимости-независимости, с неразрешенными симбиотическими отношениями, не произошедшей сепарацией, что происходит, как правило, изначально более фундаментальным образом в подростковый период, но в очень раннем детстве страх отделения от материнской фигуры обусловлен, когда, допустим, перерезание пуповины – первичный разрыв симбиотических отношений, отлучение ребенка от груди, ситуация, когда ребенок испытывает депривацию, как говорила Анна Фрейд.

В связи с чем он агрессивно реагирует на маму, расстраивается по этому поводу, потому что он теперь вынужден жить без той значимой части, фигуры, которая наличествует в жизни – без груди, дающей ему жизнь, дающей ему тепло, молоко, питающей его. Поэтому симбиотические страхи, страхи отделения переживаются, и не всегда они проживаются в достаточной степени. И во взрослом состоянии тоже можем увидеть, наблюдать неразрешенные отношения, когда не произошла сепарация. Что касается страха быть отвергнутым, страха потерять родительскую любовь, причина и природа – прежде всего, ребенок не уверен в родительских фигурах. Они могут быть требовательные, они могут быть жесткие к ребенку, они могут быть агрессивно на него настроены. И они могут быть прежде всего сами не уверены в своем отношении к своему ребенку.

Следовательно, Дональд Винникотт – известный педиатр и психоаналитик – выделял, когда проговаривал о развитии идентичности ребенка, аспект агрессии он выделял – агрессия как проверка отношений: «я тебя разрушал, я тебя уничтожал, а ты выжил – значит, ты меня любишь». Это то, что проживается ребенком. Или то, что он пытается сделать посредством своего поведения, в данном случае агрессивностью – проверить отношения. Ребенок, неуверенный в своих родителях, будет проверять отношения, насколько мама или папа его любят, посредством агрессии либо какой-либо другой диструкции.

Фаллическая стадия – кастрационная тревога  

Что касается страхов, образующихся на фаллической стадии, это эдипальный период, согласно концепции Зигмунда Фрейда, это период, когда у ребенка образуется фантазия и страх смерти, желание и страх смерти, что ты желаешь или ты хочешь, желаешь или боишься смерть – момент, если я боюсь смерти, значит, я желаю этой смерти. Желание смерти родительской фигуре противоположного пола, то есть это период, когда ребенок открывает пол, девочка узнает, что она девочка, мальчик узнает, что он мальчик. Мальчик претендует на фигуру матери, как на сексуальный объект, девочка претендует в своих фантазиях на фигуру отца, как на сексуальный объект.

Соответственно, родитель одного и того же пола является соперником, и ребенок желает в этот период смерти своему родителю одного пола. Соответственно, это, прежде всего, страх и желание смерти. Кроме того, эдипальный период или фаллическая стадия порождает страх кастрации, тревогу кастрации. Страх кастрации связан с открытием пола, поскольку девочка наблюдает, что у нее оказывается нет того, что есть у мальчика, а нет – куда делось? И мы можем наблюдать в работах классиков психоанализа примеры, клинические случаи, когда девочка специально приделывала, привязывала себе брусочек, поднимала платьишко для того, чтобы еще раз удостовериться, что там что-то все-таки есть. То есть в данном случае мы наблюдаем непринятие отсутствия органа и негативное проживание страха кастрации. Возрастные рамки фаллической стадии – это, если брать фрейдовскую теорию, то это примерно в 3 года. В 3 года возникает эдипальный период, эти все аспекты актуализируются – желание смерти и страх кастрации.

Выход в общество – страх позора  

Следующий по хронологии страх, который переживается ребенком, связан, прежде всего, с тем, что ребенок выходит в общество, выходит из семьи, попадает в детский садик, в детском садике есть определенные нормы, правила поведения. Это следующий социальный институт, в котором как-то желательно себя зарекомендовать, чтобы тебя приняли. Здесь ребенок может проявить или не проявить свои адаптивные способности, возможности, соответственно, если он адаптируется, то его принимают. Если ребенок тревожный, если у него сложности в его истории наблюдались, то для него будет значимо мнение других, и свою трагическую историю он будет выносит на отношения с другими. Мы наблюдаем это страх позора, страх быть непринятым окружающими. Конечно, этот страха позора, общественно быть непринятым, кроется, прежде всего, в собственной неуверенности в себе: «Я не уверен в себе, я не умею управлять своими эмоциями, я переживаю о том, что мне скажут другие, они могут сказать обо мне плохо, а может быть, я вообще плохо сам о себе думаю, плохо сам себя чувствую и не принимаю себя».

Половые различия в переживаниях тревоги  

За страхами и тревогами ребенка скрываются родительские фигуры. И, допустим, Фрейд обозначил такое понятие, как фобии. И на примере маленького Ганса он нам раскрывает страх кастрации, эдипальный период, сексуальное пробуждение: маленький Ганс боялся лошади, что лошадь укусит его палец, таким образом у него не будет пальца. То есть за этой самой лошадью скрывалась в дальнейшем фигура отца, что отец меня кастрирует, поскольку я желаю маму таким образом. Что касается мальчиков, прежде всего – это страх кастрации, причем страх кастрации у мальчиков пробуждается в связи как с фигурой мамы, так и с фигурой папы. С фигурой мамы, мы здесь можем сослаться на Карен Хорни, когда мальчик тоже в эдипальный период фантазирует по поводу того, как он будет обладать мамой, своего желания по отношению к маме, но представляя свое маленькое тельце и тело мамы, ребенок испытывает свою несостоятельность, переживает сексуальную несостоятельность.

Что касается страха кастрации в связи с отцовской фигурой, это прежде всего: «Я желаю маму, но папа мне не позволит это сделать». В дальнейшем, в процессе развития, страх кастрации у мальчика преобразуется в страх социальной несостоятельности, и поэтому мужчинам важно, чтобы они были социально состоятельные. И если он не социально состоятельный, значит, кастрация, собственно говоря, состоялась, имела свое зарождение в очень ранний период и в связи вот с фигурами. Это фундаментальный страх, один из фундаментальных страхов, переживаемых мальчиками.

Что касается девочек – это, прежде всего, страх одиночества, фундаментальный для всех девочек и женщин, и страх физического разрушения. Он зарождается аналогично в эдипальный период, когда девочка представляет в своих фантазиях папу, как сексуальный объект, и, опять же, соизмеряя свое тельце и тело папы, зарождается данный страх. И Карен Хорни нам проговаривает следующие примеры: женщины зачастую боятся мышей, боятся крыс, змей, собственно, боятся того, кто в них заползет – это обуславливает она прежде всего страхом разрушения. Заползет – разрушит, отвращение, непринятие в связи с отцовской фигурой.

Рекомендации родителям, чтобы ребенок сильно не переживал, не тревожился и не боялся. Это, прежде всего, принять своего ребенка, это прежде всего, умение слушать своего ребенка, слушать, что он вам говорит, о чем рассказывает, позволить ему проявить себя, позволить ему рассказать о своих сложностях, о которых он переживает в глубине, внутри. Это неформирование слишком карающего суперэго, потому что слишком карающее суперэго тоже порождает тревогу. Тревогу, что я не справлюсь, тревогу, что я не состоятелен буду, если решу что-то делать, тревогу, что я не такой, какой должен быть, тревогу того, что я не оправдаю ожидания, прежде всего, моих родителей в данном случае, а потом это переносится на окружающих людей.