Планирование семьи

Детская ложь: хорошо или плохо?

 
 


Когда мы слышим о детской лжи, первым делом возникает желание осудить и ребенка, и его родителей за плохое воспитание. Но в этот момент лучше задуматься, сколько раз в день мы сами врем или недоговариваем, в том числе и своим детям. Только своим примером взрослые могут воспитать у ребенка правильное отношение к правде и лжи. Кроме того, следует различать детскую ложь и полет фантазии, который есть не что иное, как творческий и развивающий процесс. О том, что может означать детская ложь и чем она отличается от фантазирования, рассказывает практикующий детский психолог Антон Валентинович Сорин.

Детская ложь – неизбежная составляющая развития  

Тема нашей сегодняшней беседы – почему дети лгут. Вопрос этот очень интересный. Я думаю, по большому счету, практически все родители, практически все учителя и воспитатели задавали себе этот вопрос. Но для того, чтобы хотя бы в какой-то степени полно на него ответить, необходимо сначала задуматься над тем, сколько лет тем детям, которые, собственно, врут.

До младшего дошкольного возраста, среднего дошкольного возраста способность ребенка соврать считается показателем развития его интеллекта. То есть чем изобретательнее дети врут, тем они умнее. Соответственно, мы приходим к тому, что детская ложь – это совершенно неизбежный процесс их развития. Конечно, наиболее острым и наиболее неприятным вопрос детской лжи становится в более позднем школьном возрасте и особенно в подростковом. И тогда у лжи действительно появляются осязаемые причины, которые приводят к необходимости для детей врать, обманывать своих родителей, учителей, а самое главное – друг друга.

В каких случаях дети врут?  

Если говорить о различении каких бы то ни было причин, по большому счету, все они довольно понятны. Все они, в первую очередь, основываются на том, чего ребенок пытается достичь в той ситуации, в которой он врет. Ложь относительно родителей, как правило, связана с тем, что родители предъявляют детям какие-то социальные требования. Чего-то от них хотят. Если мы говорим о школьниках, подростках, как правило, они хотят, чтобы дети себя хорошо вели, соблюдали социальные нормы, учились в школе. Для любого совершенно подростка это травматическое явление, и, естественно, это травматическое явление порождает довольно много лжи.

Ты сделал уроки на завтра? – Нам ничего не задано. Ты сделал уроки на завтра? – Да, я сделал. Как твои дела в школе? – Все хорошо, сплошные пятерки, все замечательно. Это классическая ложь, направленная только на то, чтобы родители наконец уже отстали от своих несчастных чад. И дети прекрасно это понимают, прекрасно этим пользуются. В каких-то других случаях дети стремятся достичь, получить от родителей чего-то, если были достигнуты договоренности, что дети получают в обмен на что-то, этого чего-то они не делают и, естественно, в конце концов лгут. Ты съел кашу? После этого тебе положен компот. – Да, мама, я конечно же съел всю кашу и готов к приему компота. Совершенно очевидно.

Очень часто дети врут своим сверстникам для того, чтобы казаться умнее, красивее, успешнее, очень часто врут о том, какие у них есть достижения социальные. О том, чего им уже удалось достичь к тому времени, к тому моменту жизни, в рамках которого они сейчас пребывают. «Я – чемпион мира по карате». Конечно, очень много чемпионов мира по карате просто ходят по улицам и учатся в школах.

Дети неизбежно врут. Другое дело, что очень важно, надо отделять те случаи, когда дети врут, потому что не могут не врать, от тех случаев, когда это приобретает крайне негативный оттенок, от тех случаев, когда вранье ребенка действительно опирается на какие-то глубокие психологические причины, которые, конечно, являются просто тревожными сигналами разного рода возможных проблем. Понятно, любые дети врут любым родителям относительно своей школьной успеваемости, относительно того, что им задано, что им не задано. Другое дело, когда дети врут родителям о том, что реально с ними происходит, врут по действительно важным вопросам. И на эти вопросы надо, конечно, обратить самое пристальное внимание.

Фантазия – положительное явление, которое всячески надо поощрять!  

Феномен детской фантазии очень тесно связан с феноменом лжи, хотя разница на самом деле колоссальна. Детская фантазия всегда самоценна, это фантазия ради фантазии. Ребенок фантазирует про то, каким он мог быть супергероем, спасателем, это замечательно воспето в наших детских книжках Драгунского «Пожар во флигеле, или подвиг во льдах». Врут ли дети, опоздавшие на урок, о том, что они делали вместо того, чтобы придти во время: спасали бабушку из горящего дома или спасали каких-то людей, оторвавшихся на льдине.

Понятно, что это ложь. Понятно, что она преследует совершенно утилитарные цели, но та форма, в которой она осуществляется, не имеет никакого отношения к реальной, осознанной и планомерной лжи. Это в большей степени фантазирование. Фантазирование, как правило, гораздо сильнее оторвано от каких-то жизненных потребностей. Как правило, фантазия существует самоценно, ради самой фантазии. Фантазирующему ребенку не важно с помощью своей фантазии достичь каких-то целей, реализовать какие-то интересы, получить какие-то блага.

В отличие от лжи. Ложь всегда направлена на достижение каких-то конкретных определенных результатов. Фантазия при этом совершенно самоценна, фантазия существует только ради самой себя, ради фантазии. Естественно, фантазия – это очень важное явление, которое всячески необходимо поощрять. И родители, которые требуют от своих детей приблизится к реальности и срочно перестать выдумывать, как они это называют, очень во многом неправы. Потому что именно фантазирование ребенка, именно способность ребенка к абстрактному мышлению, способствует его дальнейшему интеллектуальному развитию, его дальнейшему развитию творческому, его дальнейшей самореализации в жизни. В этом смысле фантазия – это, безусловно, положительное явление, которое всячески надо поощрять.

Когда детская ложь становится проблемой?  

Мы говорили о том, что ложь является на многих этапах развития личности совершенно естественным процессом. Более того, всегда является неотъемлемой частью современной человеческой жизни. Я думаю, что любой взрослый человек, если, конечно, будет придерживаться довольно искренних позиций, вынужден будет признаться в том, что он врет практически постоянно. Я думаю, что все взрослые в той или иной степени... ну, если не врать, то как минимум не договаривать что бы то ни было о своей жизни, о своих делах, о каких-то своих проблемах.

Но в случае общения родителей с ребенком ложь становится принципиально важной и принципиально страшным явлением, когда ввиду каких-то внутренних или внешних причин ребенок не говорит с родителями о вещах, которые принципиально важны для его развития. Но при этом разговаривать об этих вещах он необходимо должен. О своих желаниях, о своих потребностях, о своих успехах, о своем состоянии здоровья, о состоянии своего внутреннего мира, о том, в какой степени ему комфортно.

Если ребенок не говорит с родителями о чем бы то ни было, касающемся его, потому что боится родительской реакции, и ему легче соврать родителям, чем сказать им правду и получить за это какое-то негативное подкрепление, вот в этих случаях ложь становится действительно очень неприятным и очень важным явлением, очень страшным явлением. Потому что самое страшное, что происходит при этом – это потеря искреннего контакта между родителями и детьми.

Особенно этот контакт важен, конечно, в подростковом возрасте, потому что единственное, что в действительности определяет неуспешность прохождения этого возраста и все негативные социальные компоненты, которые вслед за этим возникают, – это потеря контакта между родителями и детьми, когда родительские фигуры становятся для детей принципиально неважными, они не знают и не отдают себе отчета в том, зачем они им нужны, какую практическую помощь они им могут в жизни оказать. Вот именно в этот момент формируется та ложь, которая действительно принципиально важна, которая в действительности может разрушить и отношения между ребенком и его родителями, и, в общем-то, во многом причинить вред психике этого ребенка.

Как оценивать степень лжи?  

На мой взгляд, скорректировать ситуацию в том случае, если мы хотим скорректировать ситуацию, когда ложь стала проблемой или избежать возникновения ситуации, когда ложь становится действительно важным и тяжелым вопросом, во-первых, необходимо, чтобы родители всегда были готовы к правде, – это очень важно. Речь не идет о таком тотальном попустительстве и разрешении всего, то есть если ребенок говорит, что ему ничего не задали, родители говорят: «Ну, что ж, ничего не задали, значит, ничего не задали». Речь идет о том, что какая бы ни была правда, родители должны быть готовы ее услышать от своего ребенка, – это не всегда так.

Очень часто родители не хотят слышать от ребенка правду, они говорят ему, что хотят слышать от него правду, но они на самом деле этого не делают. Они хотят слышать от ребенка, чтобы он сказал им то, чего они хотят от него услышать. Естественно, ребенку легче сказать. Родители должны быть готовы услышать, это очень важно, это принципиально важно для того, чтобы избежать такого явления, как ложь.

Во-вторых, принципиально важно также, чтобы ребенок понимал последствия лжи, ее положительный и негативный аспект. И, наконец, принципиально, опять-таки, важно, чтобы ребенок понимал, что ложь имеет принципиальный смысл не в связи с тем, что его заставляют или не заставляют делать что-то, чего он не хочет. Не потому, что он получит или не получит чего-то, чего он хотел бы получить. Принципиальное значение лжи в том, что это разъединяет его отношения с родителями, именно с этой точки зрения ложь нужно оценивать.

Значение правды для ребенка  

Если говорить о взаимодействии внутри семьи, то ложь – это гораздо в большей степени тяжелый проступок, нежели какое-то там нарушение родительских запретов или плохое поведение. Родители должны сделать правду некоторой ценностью для ребенка, а не просто чем-то проходящим, то есть такая нормальная человеческая ложь походя. Очень часто люди говорят неправду, совершенно не акцентируя на этом внимания, просто по ходу жизни, в движении.

Правда должна быть для ребенка ценностью. Это компонент такого, больше морально-нравственного воспитания, для того чтобы ребенок понимал, что правда, она сама по себе ценна, она сама по себе имеет смысл. И, безусловно, старые добрые родительские штучки про то, что тайное всегда становится явным, – это очень хороший тезис, но если мы этот тезис применяем к своему ребенку, то мы обязательно должны обеспечить его соблюдение. То есть если что-то было тайным, тайным и осталось, то это очень серьезный удар по всей концепции, и очень много шансов, что ребенок решит проверить этот тезис еще раз.