Мода и развлечения

Что движет автором любовного жанра?

 
 


Важный аспект при создании откровенного произведения – написано оно по заказу или по велению души автора. Если произведение было создано на заказ и ради получения материальной выгоды, то, скорее всего, оно будет тяготеть к порнографическому. И наоборот, текст, в который вложена душа автора, будет гораздо более целомудренным. На эту тему размышляет писатель, журналист Елена Черникова.

Может ли любовное переживание служить мотивом для пера?  

Откровенная литература, если она создается именно из спроса, то, скорее всего, она будет малохудожественная и будет гораздо ближе к порнографии, чем к литературе. Если автор пишет о себе, пишет практически без надежд на публикацию, рассказывает самому, может быть, создателю о своем переживании этого своего бытия, то, наверное, это произведение более честное по отношению даже к невидимому читателю, чем произведение, сделанное на заказ. Вы знаете, во Франции была известная писательница Анаис Нин, она прославилась как раз очень откровенными произведениями, но начинали она и ее товарищи по перу как раз под псевдонимами и на заказ. Они, будучи веселыми, молодыми, по заказу изобретали всякие интересные эротические приключения для издателя, который им просто поставлял свои просьбы. Они смеялись, развлекались, но под псевдонимами, изобретали такие страсти-мордасти, что, в общем, небу было жарко. И в конце концов им эта ерунда очень сильно надоела, но зато они очень отточили перо.

И когда они вернулись уже к своему нормальному авторствованию, точнее, пришли к нему и стали писать уже авторские художественные рассказы, повести, романы, они писали гораздо более целомудренные вещи, потому что они писали о себе, и пропускали это через свои души. То есть ни одно любовное переживание не было там просто так, ради спорта или ради воображаемого здоровья. Ничего подобного. Это вообще, по-моему, самый негодяйский мотив, который может свести людей вместе – спорт или здоровье. Любовь – это хороший мотив, а ее отсутствие – самый отвратительный мотив. Вот когда они уже писали, эти веселые французы, о любви, о своих переживаниях, у них получались художественные произведения, в которых не заканчивался сюжет тем, что они выключили свет, а дальше сами понимаете, что происходило. Нет, они, выключив свет, рассказывали о том, что происходит вот в этих сумерках.

Взгляд писателя откровенного жанра на домострой  

У меня в последнее время есть такая любимая песня, я очень не люблю книгу «Домострой». Она мне всегда не нравилась, потому что если ее внимательно прочитать, основную мысль извлечь, то проступает такая мысль: мужчине можно все, а женщина должна ему в этом помогать. И я долго думала, почему эта книга так пропагандируется? И однажды я узнала, собственно, историческую справку. Ну, может быть, это открытие смешное, может быть, все знают, но историческая справка такова. Автор «Домостроя» – Протопоп Сильвестр. Этот уважаемый господин был воспитателем юного царя Ивана, впоследствии Грозного. Юный Иван Васильевич под наставничеством Сильвестра получал некие знания духовные, богословские, все было хорошо. И потом, действительно, как приятно быть, я имею в виду позицию Протопопа Сильевстра, наставником царя. Он все-таки держал мысленно перед своим взором такую фигуру, как Аристотель. Аристотель был наставником царя Александра, впоследствии названного Македонским. Однажды женился Иван Васильевич IV на женщине, и очень ее любил. В общем, безобразие. У них была настоящая дружба, царь Иван и царица Анастасия были то самое единое целое, как в раю. Он ее любил. Собственно, это, наверное, был единственный человек на свете, которого он очень любил.

Протопоп Сильвестр очень нервничал, безумно ревновал, ему совершенно не нравился такой конкурент. Ну, как это так?! Какая-то там женщина. И вот он сочинил «Домострой». Протопоп Сильвестр, автор «Домостроя» сочинил такое неисполнимое руководство для семейной жизни, такой степени... вот попробуйте хотя бы сутки прожить, даже если вы человек верующий, крещеный, воцерковленный, вам не удастся прожить какое-то обозримое время, следуя вот этому руководству, так сказать, духовно-бытовому. Я все думала, зачем же так издеваться над читателями? На самом деле единственным адресатом этой книги, как я сейчас догадываюсь, была Анастасия, именно любимая жена царя Ивана. Короче, она в конце концов была уничтожена, я имею в виду физически. И Иван Васильевич тут-то и стал потихонечку превращаться в Грозного, потому что его лишили его настоящей любимой половины. А человек без половины действительно становится грозным.