Мода и развлечения

Личная жизнь звезд взрослого кино

 
 


Темпераментная семейная пара Боб Джек и Катя Самбука – режиссер и актриса эротического жанра – рассказывают о том, чем живут вне съемочной площадки.

Влияет ли работа над эротическими фильмами на семейную жизнь?  

Боб Джек: Пикантная ситуация заключается в том, что я снимаю фильмы для взрослых, то есть со всеми вытекающими отсюда последствиями – это страстные поцелуи, некоторые постельные сцены и так далее. Как режиссер этого жанра я видел многое и экспериментировал с разными вещами. Однако на моей четвертой по счету жене я сделал некоторую остановку – разрешаю ей сниматься только в сценах лесбийского характера с девочками, и если ей требуется партнер в кадре, то роль этого партнера играет ее муж, то есть я. С одной стороны, мы этим самым экономим семейный бюджет, а с другой, мы определяем рамки наших вот внутренних, нравственных отношений в плане измены и всего прочего. То есть если она на площадке изменяет, то это происходит только с девочками. Хотя предыдущая жена Таня у меня была: и в групповых сценах, и в оргиях – все были довольны, и я улыбался, но на сегодняшний момент мы вот эти эксперименты пока прекратили, учитывая молодой возраст новой нашей звезды – моей жены, ограничились вот такими полуэкстремальными видами, да? Катя Самбука: Да.

Б. Д.: Как тебе секс с девочками, нравится? К. С.: Нравится. Но больше нравится с тобой. Б. Д.: Со мной, ага. Когда Катя делала новую грудь, это было совершенно недавно, мы под наркозом спрашивали, задавали пикантные вопросы моей жене, рассчитывая на то, что услышим интригующие подробности ее измен и всяких похождений и приключений на стороне, однако под наркозом Катя сказала правду... К. С.: Что хочу писать. Б. Д.: Да, значит, якобы никаких измен там не присутствовало. Я, конечно, рад, хотя не верю таким вот детекторам лжи, под инъекциями. К. С.: А каким ты веришь? Б. Д.: Я верю в нормальную жизнь со всеми ее проявлениями и казусами маленькими, так сказать, погрешностями, которые бывают у всех людей.

К. С.: А интересно, если бы тебя спросили под наркозом: изменял ты мне? Что бы ты ответил? Б. Д.: Я думаю, что все, что бы я сказал, это так или иначе связано с работой и поэтому не является изменой. К. С.: То есть тебе работать можно изменять, а мне? Б. Д.: Ну, я же кормлю семью. И твои силиконовые импланты в том числе. К. С.: Сексуальный кормилец. Это значит, все кормятся жены вот таким способом? Сниматься с другими? А я накормил тебя! Б. Д.: Ну, мы можем попробовать, когда я тебя не буду кормить, посмотрим этот вариант, но буду верным мужем в пижаме, насколько это тебе понравится? К. С.: То есть, каждый раз, когда я ем, ты что-то делаешь? Б. Д.: Я что-то делал до этого, чтобы ты имела потом возможность есть. Да. К. С.: Ну, на самом деле, твоя работа – это твоя работа. У меня чуть-чуть другая работа. Б. Д.: Ну, да. То есть, каждый выполняет свою функцию: режиссер режиссирует, а его актриса снимается и дает ему такой стимул для того, чтобы он... К. С.: Ходил и кормил ее потом. Б. Д.: И ее образ, как Галатеи, стимулировал его на творчество и те некоторые успехи, которые мы имеем сейчас. А это несколько «Оскаров» европейского кино, которыми наши таланты были вознаграждены на международных фестивалях фильмов для взрослых.

Особенности съемок эротических фильмов  

К. С.: Некоторые спрашивают, зачем Боб жен своих подкладывает под кого-то? На самом деле это не так. Если бы жены не подкладывались, он бы их и не подкладывал. Б. Д.: Если бы жена не гнулась и не подкладывалась, я бы не смог этого сделать. Нет, на самом деле, конечно, задают вопросы: что же это за такой брак? Муж вроде как какой-то сутенер и эксплуатирует бедных, несчастных красавиц, как ему вздумается, извлекая какую-то прибыль. Или вот грязные деньги, на своем белом золоте пытается заработать. На самом деле это не так, и наш труд сроден любому другому тяжелому труду, где есть и творчество, и всякие там многочисленные дубли, ведь фильмы для взрослых – это все равно фильмы. А фильмы – это целый большой комплекс всяких дел, которыми ты должен заниматься так или иначе, тут тебе и музыка, и сценарий, и костюмы, и маркетинг, и кастинги, и работа с группой, организационные моменты, то есть всех привезти, найти транспорт, накормить, найти места локаций отличные и красивые, посмотреть, чтобы в кадре это все выглядело замечательным образом, проконтролировать работу оператора, самому влезть в кадр, обежать эту камеру, встать с одной стороны, с другой. Все это лимитировано по времени, чтобы уложиться в бюджет и чтобы настроение на площадке было приподнятым, в прямом смысле этого слова, чтобы у актеров все было приподнято. Не все делаю я. Есть у нас для этого специально обученные девушки, которые помогают актерам чувствовать себя расслабленно, когда надо, и в приподнятом настроении, когда это требуется.

Поэтому, в общем, труд очень тяжелый, он все-таки малооплачиваемый у нас, потому как мы даже брали на стажировку операторов из рекламы, из телевидения, и они видели, какой это труд, и говорили: «О, Боже, о, Боже!». Один начал снимать, и с сорокаградусной температурой свалился, так ему было тяжело. А у второго камера аж так вот тряслась в руках, никак он не мог сфокусировать камеру, кадр, как это требовалось. В общем, работа тяжелая, но она интересная, работа с людьми, как мы говорим, работа на людях, в прямом смысле, поэтому она необычная. Но я бы не сказал, что это хобби, и в общем-то у нас, у порноактеров, самые такие грустные и скучные корпоративы, потому что если для всех нормальных фильмов и компаний корпоратив – это что-то такое разгульное, где все пляшут голые, может быть, девочки какие-то или сауны, то у нас как бы это просто посидеть.

Бывает так, что просто порноактер даже вот после сцены с девушкой, восьмичасового секса непрерывного перед камерой, потом спрашивает у девушки: «А, собственно говоря, что ты делаешь сегодня вечером?» То есть для него еще этот романтический, так сказать, момент знакомства не состоялся, и все основное случится потом, когда камеры будут выключены. А вот все, что происходило – просто работа, хотя там все, естественно, было во всех ракурсах, позах и количествах. К. С.: Иногда они даже не спрашивают твое имя, узнают тогда, когда уже все закончилось. Б. Д.: Они иногда даже не помнят, и когда вот одного из наших служащих порноактеров актрисы случайные, которые снимались в парных сценах с ним, спустя полгода встречают на Дворцовой площади и подбегают с криками радости: о, предположим, Вадик, привет! Он говорит: напомни. То есть он даже не помнит лиц, и потом выражает бурное восхищение и радость, когда они напоминают моменты: ну, как же! Это было у того-то, у того-то. Своих работодателей актеры помнят лучше, чем партнерш, как правило.

Профессия и возраст  

У нас есть такой жанр, пользующийся большой популярностью на Западе, когда молодые мальчики легального возраста, восемнадцатилетние, снимаются с бабушками преклонных годов, до 80 лет включительно. И даже сейчас в социальных сетях ходит ролик, где достаточно пожилая дама совокупляется с одним из молодых мальчиков и все время повторяет: «Саша, ты ювелир! Саша, ты ювелир!». И говорит это настолько проникновенно и повторяет, что «никогда не было у меня вот такого оргазма, таких чувств я не испытывала уже много лет, ты мой ювелир». К. С.: Саша, ты мой ювелир. Б. Д.: Это стало как бы хитом Интернета, даже сделали песню с этими словами. В общем, все возрасты покорны нашему искусству, как и любви, поэтому не имеет никаких возрастных планок. и мы знаем опыты, мужчина у нас есть, восьмидесятилетний дедушка с внешностью Пушкина, который прекрасно продолжает свою работу, в общем, ветеран порносцены. В общем, бывают у нас уникумы, которые трудятся до самой последней минуты жизни своей. К. С.: До самой последней минуты. Б. Д.: И умирают во время оргазма, были и такие случаи, кстати говоря, в практике, когда у нас смерть во время порноакта происходила. К. С.: Сердечный приступ. Б. Д.: Да... сердечные приступы в момент наивысшего наслаждения.

Жизнь вне съемок  

Ну, на самом деле, хочу сказать, что наша жизнь отличается, и мы говорили, что наши корпоративы самые скучные. И мы, например, не ходим вообще в клубы. Допустим, когда приезжают наши друзья из других, например, городов или стран и просят нас пойти в клуб, мы просто делаем страшные глаза, мы не ходим в клубы абсолютно, и тем более бесплатно. То есть с недавних пор, с момента, когда порнорынок нашей страны вообще обвалился (и так он не был уж таким развитым, а тут с кризисом упали все продажи DVD), мы немножко переквалифицировались на музыкальную составляющую, делаем музыкально-эротические шоу и выступаем с этими шоу в клубах. И, конечно, во время этой работы клубы нам настолько надоели, что ходить туда, да еще бесплатно, для нас это такая пытка и мука, которая несопоставима. То есть мы в последнее время любим ходить в музеи, в театр, кино. Мы посмотрели практически все фильмы, которые выходят на экранах, и голливудские, и наши, и какие-то андеграудные, огромное количество. Смотрим, сопоставляем увиденное с тем, что делаем мы, и иногда даже не находим никакой разницы. Да? К. С.: Да.

Снимаете ли вы домашнее видео?  

Б. Д.: Первое наше домашнее порновидео сняла Катя. Причем без моего ведома. Мы были только недавно с ней знакомы. Она поставила фотоаппарат... К. С.: Он был не против. Б. Д.: Я потом был не против, я просто не знал. Поставила на подоконник и сняла весь наш акт на фотоаппарат в режиме видео. Потом забыла, что он снимает, этот фотоаппарат, пока батарейка не кончилась, он все снимал. То есть вот режиссером своего первого порнофильма Катя была сама. К. С.: Так что я режиссер еще к тому же. Мне просто было очень интересно, как это выглядит со стороны. Б. Д.: На самом деле хотела продать, потому что я тогда тоже мелькал на экране в разных программах о сексе, и Катя хотела сделать свой маленький такой бизнес, сняться в сексе с известным человеком, как Бруно на фильме. К. С.: Нет, на самом деле, когда я ставила фотоаппарат, у меня не было такой идеи. Когда я посмотрела, увидела тебя, я подумала, что, в принципе, можно.

Б. Д.: И это понравилось ей. Решила, что это коммерческий, продаваемый продукт, и решила этим заняться. К. С.: Но потом я удалила, чтобы не попала в Интернет. Б. Д.: Да. Я кричал и прыгал. На самом деле жизнь такая, как бы, достаточно обыкновенная, и все вот эти шокирующие моменты, когда их рассказывает семейная пара, они не кажутся такими сложными и какими-то из ряда вон выходящими. Все это обыкновенная жизнь со своими сложностями, задачами. К. С.: Ты считаешь, что у тебя обычная жизнь, как у всех? Б. Д.: Ну, мне кажется, жизнь такая обычная. Ну, а что тут, каждый в нашей жизни занимался сексом хоть один раз. Да? Просто мы занимаемся этим почаще.

Как решаются семейные конфликты?  

Б. Д.: Мы очень эмоциональные и темпераментные люди, и у нас такая любовь бывает африканская – с криками, с жестикуляциями, то есть как у людей артистических и лидеров по натуре у нас постоянные возникают такие мини-конфликты, которые все равно потом заканчиваются страстными поцелуями и объятиями. И как бы мы бурно ни ругались, потом все это перерастает в то же самое, только со знаком плюс. Ну, я так думаю. Да? К. С.: Да, я, наверное, просто не люблю, если мы там немножко поссорились днем, целый день хожу вся напряженная, ну и прихожу сразу домой, не могу ничего делать, не могу работать, вообще ничего. Мне надо помириться и успокоиться, что все хорошо. Б. Д.: Ну, а поскольку мы ссоримся достаточно часто, то Катя, как правило, ничего не делает. Потому что не может заниматься этим, когда у нас ссора. К. С.: Да. Мы ссоримся и сразу миримся. Б. Д.: И можем сразу поссориться после того, как помирились. То есть это у нас такой непрерывный процесс, очень такой, итальянский. К. С.: Но у нас не было такого, чтобы мы не разговаривали неделю или больше, уходили из квартиры и не приходили на ночь, такого у нас не было никогда.

Б. Д.: Мы можем выйти и тут же сразу прийти, или за дверью спрятаться, потом наброситься, и тут же секс начнется. Ну, бывает. То есть мы такая пара, если поставить камеру, как ты ставила, и снять все наши игры и всю эту нашу жизнь экспрессивную, я думаю, было бы интересно. Да? К. С.: Да. Б. Д.: Мы можем сказать, что ведь секс – это же не только вот сам механический процесс. Это вся гамма чувств, и вот эти всякие медицинские вещи, которые составляют всю эту совокупность, переживания, ощущения, которые выражаются одним этим словом из четырех букв... Смотрите этот ресурс, он не только интересный, он и познавательный и полезный. Учитесь заниматься сексом, следите за своим здоровьем при занятии этим любимым делом, и тогда будет у вас в жизни счастье, какое это счастье есть у нас – У Боба Джека и у Кати Самбуки, ее лучшего и любимого порнорежиссера и моей великолепной жены, телезвезды фильмов для взрослых.

Комментарии к видео на

Показать предыдущие 25 комментариев
  •  
    Danik777semy 14 декабря 2012, 14:42

    и умирают во вермя оргазма ))) очень смешно пиздец ))

  •  
    Danik777semy 14 декабря 2012, 14:40

    труженики ))

  •  
    андрей фейкович 22 ноября 2012, 9:55

    Супер телка, импотенты завидуйте!!!!