Мода и развлечения

Как эротическое произведение влияет на автора?

 
 


Вокруг любого нового эротического произведения в литературе всегда разгораются споры между светскими и духовными цензорами. Одни хвалят автора, другие критикуют – все считают своим долгом выразить позицию по отношению к роману и к писателю. Не избежала этой участи и создатель романа «Золотая ослица» Елена Черникова. Она рассказывает о том, как эротическое произведение может повлиять на жизнь автора.

Почему вокруг эротических произведений кипят споры?  

Не было, наверное, ни одного произведения мировой литературы, я имею в виду так называемого эротического, потому что всякий раз перед словом «эротическое» мне хочется сказать «так называемое». Так вот, наверное, не было ни одного более менее достоверного эротического произведения, вокруг которого потом не вскипали бы какие-нибудь споры: или споры светские, или споры, исходящие, так сказать, от духовных цензоров.

Точки зрения я уже предъявила, почему эти цензуры две в принципе существуют. А теперь, собственно, почему шлейфы этих споров такие длинные, а главное, сами эти споры такие горячие? С вашего позволения, я вернусь к собственному роману «Золотая ослица». Он, написанный в 1996 году и опубликованный весной 1997 года, с самого начала, с первых же дней своего жития-бытия на белом свете превратил автора этого романа, то есть меня, одновременно и в какое-то «пугало» для ближних, и, может быть, в какую-то икону для других. Но во всяком случае автор перестал быть просто так писателем Еленой Черниковой.

Автор сразу превратился в какую-то персону, отношение к которой каждый, кто прочитал роман, просто, получается, обязан был вырабатывать заново. Даже если люди знали меня раньше, были знакомы по работе, друзья, приятели, близкие, далекие – у каждого из этих людей сразу встала проблема: как жить дальше, точнее – как дружить дальше с Еленой Черниковой после того, что произошло.

Самое забавное во всем этом было одно обстоятельство: та же самая Елена Черникова, к которой они теперь все до единого пытались выработать какое-то новое отношение, была все той же самой, но книга поставила между нами где-то барьер, где-то штакетничек, где-то частокол, где-то забор, но во всяком случае некоторую преграду, которую читателям и друзьям надо было преодолевать. Ладно друзья, эту преграду пришлось преодолевать даже самым близким людям.

Начнем с того, что в том же году, когда эта книга вышла, произошел развод, я имею в виду в семье. Не хочу сказать, что именно книга привела к нему, но факт остается фактом. Более того, некоторые герои, которые были прототипами персонажей этого романа, тоже стали относиться к автору с некоторым напряжением, кто-то перестал общаться, кто-то, наоборот, стал общаться более активно. Хотя там ни один человек не упоминается под своей настоящей фамилией, все герои даны по алфавиту от А до Я, то есть, скажем, там 33 сюжета – это буквы алфавита. И поэтому всем персонажам была предоставлена возможность догадываться, кто из них А, кто из них Ю, кто из них У и так далее. Но почему-то с идентификацией ни у кого проблем не возникло, некоторые, конечно, ошиблись, но вот этот барьер был огромным.

Почему любовь мужчины и женщины может быть несовместима с православными принципами?  

Потом были сюжеты очень смешные. За эту книгу меня однажды даже уволили с работы. Я работала на православной радиостанции, где, начитавшись этой книги, почему-то владелец этой радиостанции счел необходимым вывести меня из трудового коллектива как можно дальше. Потому что он считал, что она несовместима с православной традицией. Я все никак не могла понять, что же там несовместимо, почему любовь между мужчиной и женщиной, описанная во всех красках, должна быть с чем-нибудь несовместима.

И потом я поняла. С точки зрения церковной цензуры, эта книга невозможна потому, что отнюдь не в каждом кадре герои оказываются в объятиях друг друга с целью получения младенца. Я вообще считаю, что если цель – получение младенца, то я категорически против соединения между людьми. Такая цель меня не устраивает. Младенцы не могут быть потому рождаемы, что так получилось – ну, увлеклись, что ж теперь поделаешь? Я абсолютно убеждена, что детей нужно делать сознательно, а вот любовь, поскольку она отстоит хотя бы на 9 месяцев от появления младенца, она должна быть еще чем-нибудь мотивирована, еще зачем-то должен подходить один человек к другому.

Что такое роман-аллюзия?  

О чем же роман «Золотая Ослица»? У него есть подзаголовок, он же аннотация, цитирую: «Роман-аллюзия о любви и о смертной жизни написан женщиной в России на отечественном мужском материале». Эта аннотация не издательская, а это авторская аннотация, которая перепечатывается из одного издания в другое, она является частью текста.

Прежде всего, что такое роман-аллюзия? Как вы помните, allusion по-французски – это «намек», и аллюзия как изобразительный прием – это намек на некоторое предыдущее произведение искусства, литературы, которое держит в уме автор, сочиняя нечто свое. Аллюзия в данном случае – роман «Золотая ослица». Любой человек с опытом чтения понимает, что речь идет о романе римского философа Апулея «Золотой осел». Полностью название романа Апулея «Метаморфозы или Золотой осел».

Апулей родился примерно в 125 году нашей эры, то есть это II век нашей эры. Его роман прославил его имя, хотя, конечно, у него было много и других интересных произведений, потрясающая биография. Но у Апулея произошла в жизни интересная коллизия, собственно, вызвавшая к жизни его литературное творчество. Однажды он, представьте себе, влюбился в богатую красивую женщину, которая была значительно старше него, и на ней женился. Родственники этой замечательной женщины заподозрили его в негодяйских намерениях, что он не просто женился на богатой женщине значительно старше него, а с корыстными целями. Как вы понимаете, подобные подозрения возникали среди людей не только во II веке нашей эры, но и в разные другие времена.

И вот его стали судить. Апулей вынужден был в высоком суде держать речь перед уважаемым судом, доказывать, что он вовсе не околдовал свою возлюбленную жену. Он произнес речь, оправдывающую любовь, и так убедительно ее произнес, что заведомо предвзято относившиеся к нему судьи ему поверили, и он был оправдан.

Первое в истории эротическое литературное произведение  

Роман Апулея «Метаморфозы или Золотой осел» чем интересен? Его не очень правильно поняли последующие поколения читателей. До сих пор его многие воспринимают, как первое эротическое художественное произведение на Земле. Ну, во-первых, это неправильно, потому что первое, с моей точки зрения, эротическое произведение литературное – это «Песнь песней», то есть оно в Библии. Апулей, скорее, второй, но это ведь не эротическое произведение совсем.

Апулей написал книгу об испытаниях человеческой души. Его герой Луций за грехи свои оказывается превращен в осла, но с тонкой человеческой кожей. И вот этот несчастный осел вынужден проходить невероятные испытания: его бьют, его продают, возвращают. Он очень хочет опять стать человеком, но у него не получается, потому что за неумеренные свои сладострастные поступки он случайно превращается в осла.

И вот как же ему опять стать человеком? Однажды ему снится сон, что если он выполнит некоторые указания, например, съест лепестки роз (я советую вам прочитать эту книгу, там очень красиво написано, как он может вывернуться из своего ослиного состояния), он тогда опять станет человеком, и не просто человеком, а он станет жрецом Исиды, верховной богини. Ему очень нравится эта перспектива, и он начинает идти уже осознанно к возвращению в человеческий облик, то есть какова мораль?

Когда человек понимает, зачем в его теле находится его душа, и может с ней, извините за канцелярит, работать, то в конце концов он придет к Богу. И уже будет не просто так человеком, а человеком посвященным, которому дано откровение. Вот, собственно, мы возвращаемся к теме откровенности в литературе. Через испытания, которые проходит душа в теле, человек получает новые знания, выходит на новый духовный уровень. Вот, собственно, об этом метаморфозы Апулея, его «Золотой Осел».

И вот точь-в-точь об этом же роман Елены Черниковы «Золотая Ослица». Только у меня героиня превращается не в ослицу и даже не в осла, а в мужчину. То есть женщина однажды просыпается мужчиной в самом прямом смысле слова, то есть ее душа – женская, а оболочка замечательная – мужская.

Отношение социума к писателю эротического жанра  

Главное, что я хочу сказать, очень было трудно жить после него именно в социуме. Потому что все говорили: «Ты же совершенно не похожа на свой роман». «Хм, – говорю я, – а почему вы решили, что автор обязательно должен быть похож на свое произведение? Ведь вы тоже, – говорила я своим собеседникам, – не очень похожи на ваши стихи». Если, например, вы пишете стихи, то это не все время вашего бытия, не 24 часа в сутки вы говорите стихами.

Какой-то ритм, какая-то рифма живет в вашей душе. Многие поэты думают, что эта рифма, этот ритм пришли непосредственно свыше. То есть они являются переводчиками, скажем, с языка ангелов на русский язык. Но в тот момент, когда вы просто живете, вы же не хлопаете ангельскими крыльями и не говорите: немедленно падите все ниц передо мной.

Матрешка всегда состоит из души и тела. Собственно, все мы и есть та самая матрешка. Только внешнюю матрешку мы очень часто принимаем за внутреннюю, а не надо. Собственно, для этого, наверное, и существует искусство, и в том числе так называемое откровенное искусство, чтобы внутреннюю часть предъявлять почаще, чтобы душа с душой встретилась, да, помощью тела. А чего? Почему нет? Кто нам это запрещает?