Мода и развлечения

«Избитый Гламур» – красота и искусство

 
 


Глина – это инструмент для отображения реальности художника. Художник – это инструмент для отображения реальности мира. «Гламур пора побить», – решили художники и организовали выставку «Избитый гламур». О выставке и о том, как надо реагировать на современное искусство, рассказывает скульптор, инсталлятор, визионер и модель Паша Сетрова.

Положение скульптур малой формы в современном искусстве  

Современное искусство, по крайней мере, в России, оно достаточно пафосное. И принять, грубо говоря, в свои ряды такое явление, как кукла, для современного искусства достаточно остро и сложно. Несмотря на то что, скажем, в той же Европе или тем более Японии, ну, вообще на Западе, скажем, это уже давно искусство – кукла.

Актуальность кукол в современном искусстве  

Мои куклы являются современным искусством, потому что они имеют современные формы. То есть чем отличается актуальное современное искусство от просто искусства, неважно, декоративно-прикладного или какого еще? Скажем, картина Репина «Не ждали». Шикарное искусство, классическое, отличное искусство. А вот поставь туда бутылку Coca-Cola на стол, все. Это современное искусство. То же самое с картиной Шишкина, кого угодно.

Современное актуальное искусство должно содержать в себе хоть в чем-то актуальность. В данном случае в моих произведениях – это вытянутые формы, анорексичность, то, что у нас сейчас, как бы то ни было, даже если это не в моде, но явление такое было. Даже если сейчас мы все открещиваемся и говорим: «Нет, это не в моде, сейчас уже в моде здоровые женщины, кровь с молоком». Тем не менее это было, и даже сейчас присутствует, как бы то ни было. Это некая агрессивная мода, это прически, это сама форма. Мало того, сама скульптура из смешанных материалов, в частности, как это среди народа принято называть, кукла – это тоже мода. Это тоже актуальность. Потому что если в Японии это 100 лет как является искусством, то у нас, по крайней мере, она только-только набирает обороты. Я не говорю сейчас про Россию, я говорю сейчас про Запад. Там сейчас это активно является на таком же хорошем уровне, как и, скажем, скульптура Гигера, или какие-то модные иллюстрации… Бен Тур. Не знаю, я так просто сравнила, сказала два имени.

На западе к искусству не относятся с таким трепетом, пафосом и всезнанием. Там открыты люди для общения, для глаз, для себя для самих открыты. Они не оценивают: «О, это будет котироваться через 50 лет, это не будет». Они не знают этого и не берутся узнавать для себя это, не берутся судить. Они говорят, что: «Мне это нравится, это круто, это должно продаваться», и это продается. У нас даже покупатель не воспитан для современного искусства. У нас современное искусство, была Галерея современного искусства, были настроены изначально на некую элиту, которая могла бы покупать это современное искусство. Но это неправильно. Элита купила и устала, наелась, перешла на что-то другое. А искусство должно, прежде всего, покупаться обычными людьми.

Вот тебе нравится фотография, ты можешь купить ее и повесить у себя на кухне. И неважно, какой у тебя интерьер. Стоят ли табуреты, покрашенные зеленой краской или прекрасная там мебель XIX века. Это неважно, потому что искусство там, на Западе и в Европе, где угодно, оно доступно покупателю современному. Вот в этом большая ошибка. Наш покупатель воспитан еще на Советском Союзе, когда в музей ты можешь прийти, посмотреть. Заплатить 5 копеек, походить, купить флажок и выйти. В нас не воспитано вот это, что все продается, искусство для тебя, а не для того, чтобы ты просто посмотрел. Ты идешь туда не просто насладиться, а еще с возможностью это купить. Это тот же магазин.

Какие произведения могут являться современным искусством?  

Современное искусство не имеет границ. Мода в современном искусстве является таким же арт-объектом, как и любой другой… это может быть и картина, какой-нибудь расшитый корсет. Это может быть табуретка, это все может являться современным… даже кучка из печений или, извините меня, застывшие фекалии – это тоже современное искусство. Поэтому сказать, какие мои произведения будут иметь место, это вообще невозможно. Мало того, я сама не знаю, куда я дальше пойду.

Как рождаются авторские куклы?  

Пупсики и эти длинноногие девочки, они были всегда параллельно. Сейчас у меня начался этап неких инфантильных молоденьких девочек. Это всего лишь этап. Нельзя сказать, что у меня были тогда пупсики, потому что я мечтала об уродских детях. А сейчас у меня анорексичные девушки, потому что я вдруг вспомнила молодость, когда я была моделью. Ничего подобного! Просто я вижу форму. Я закрываю глаза, и передо мной на черном лице вырисовывается реальная форма, трехмерная. Мне остается ее только быстро запомнить и слепить. Ну, или зарисовать как-то. Это ничем не обусловлено. Я работала 10 лет моделью, и вот поэтому я так сделала. Если бы был такой рецепт, то каждая модель делала бы все что угодно, связанное с этим. Это всего лишь я, я как художник, личность… Много слагаемых штук слилось в одно, чтобы я смогла это сделать. Мой опыт, мое умение запоминать все вокруг.

Атмосфера мультимедийного арт-проекта «Избитый гламур»  

Моя выставка «Избитый гламур» – это некий мультимедийный проект с моими работами, как скульптуры плюс несколько фотографий и видеоарт. Это не просто выставка скульптур такая, где ты заходишь и смотришь на работы. Ты погружаешься полностью в атмосферу того, чего мы хотели высказать, наша группа PSychoFree. Ты смотришь на фотографии, на оформление, на видеоарт, на скульптуры, и выносишь оттуда нечто уже преломленное под действием нашего сознания свое сознание чего-то. Гламура, избитости… все, что хочешь.

Выставка называется «Избитый гламур» потому, что гламур пора избить. Побить жестоко, но гламурно! Его пора поставить на место! На самом деле гламур в нашей выставке используется не в понимании российского зрителя «гламур», а в понимании все-таки европейского или западного «глен». Гламур в нашем понятии – это все-таки красота и роскошь для всех, блеск, холодный блеск роскоши. Это не явление, а стиль. У нас гламур – это явление, это силиконовые губы, ярко-красная помада, собачка и леопардовые джинсы. В выставке «Избитый гламур» используется понятие гламура как высокого стиля современного времени. Ну, а избили мы его потому, что мы захотели поиграть. Все, с чем мы играем, мы бьем! Осторожно! Мы избиваем всех!

Как создаются мультимедийные проекты?  

Помимо этого проекта буду готовиться к следующему проекту, та самая «Алиса», про который я говорила, это для Лондона. Плюс еще-еще куча идей, которые мы будем воплощать вместе с моей группой художников, группой PSychoFree.

Это наша свободная группа, в которую входят некие художники. И мы работаем вместе над какой-то общей идеей. То есть мы собираемся на один проект, и после этого проекта распускаем группу, либо добираем еще каких-то членов, либо участвует какая-то потом другая часть. Чтобы делать максимально такой разносторонний, разноплановый проект интересный. Просто художники, никакой коммерции, просто творческие ребята, творческие люди, просто люди с идеей, с жаждой что-то делать. Все молодцы, все работают, каждый за себя, каждый над общей идеей. И все это одновременно дает потрясающий результат. Очень-очень хорошо.

Это непросто, знаете… Нам важно, вот мне, как человеку, который держит это все, держать всех на энтузиазме, потому что у меня нет такой возможности: следующие полгода мы с вами занимаемся таким-то проектом, и вам буду выплачивать всем по тысяче долларов, чтобы вы больше ничем не занимались. Мне приходится подключать энергию, говорить: «Ребята, это будет классно! Давайте сложим каждый! Ты вкладываешь свои деньги в свои работы, а ты – в свои. Но это будет круто! Да, мы сейчас потратим целые полгода, но вы увидите, как это будет классно, ведь это такая тема!!!». Все такие: «Да, да». Через 2 месяца ты понимаешь, что у тебя самого энергии не хватает, но и останавливаться нельзя. Ты опять выжимаешь: «Ребята! Вы такие молодцы, все круто получается! Давайте еще!». И вот так проходит время, в итоге, когда что-то не получается и тебе нужна поддержка самому, а ты только и держишь: «Давайте! Давайте, будет классно! Вот увидите! Это же «Винзавод»! Я сейчас пробьюсь туда-сюда, неважно куда! Все получится!». Вот это самый большой мой вклад в поддержку этой общей идеи – нести ее на себе, заряжать людей. Легче заплатить. У тебя есть сроки, и ты говоришь: «Это неправильно сделано». Сложнее, когда ты держишь просто людей на своем энтузиазме.

Как воспитать в себе культуру восприятия современного искусства?  

Я бы хотела, чтобы большинство из тех людей, которые посмотрели эту программу, поняли, что они могут участвовать в современном искусстве. По крайней мере, если не как художник, хотя сейчас каждый может, имеет право быть художником современного искусства. То есть не по ту сторону, так по другую: что он имеет возможность купить любое произведение на самом деле. Что это и в цене не таких баснословных денег стоит, и это должно украшать наши дома, вообще наши жизни, не только дома.

Почему-то нет культуры вот этого. Нам легче пойди и купить какую-то крутую одежду, чем пойти и купить какое-то произведение искусства какого-то иллюстратора или фотографа. У нас нет этой культуры. У нас есть то, что мы утрачиваем. Как мы утрачиваем наше современное кино, так мы утрачиваем наши позиции культурной страны. Потому что у нас те, кто считает, что они могут себе позволить купить искусство, покупают только импрессионистов или модернистов, старые какие-то вещи, которые, им кажется, уже всегда будут в цене. Не нужно расценивать искусство с точки зрения: полезно оно мне будет или не полезно. Просто современное искусство доступно всем. И можно пойти и сделать себе подарок.

Не покупайте себе вещи, которые вы наденете один раз. Пойдите, купите себе фотографию известного фотохудожника, повесьте ее. Не понравилось – снимите, передарите, купите новую, перепродайте. Любая галерея обратно возьмет ее, чтобы купить. Ну, не любая, возможно. Воспитывайте среди друзей вот эту культуру, общение, культурность. Вот это. Не обязательно знать все имена. Понравилось? Неважно, кто это, просто купите себе. Это мое пожелание.