Мода и развлечения

Влияние традиций на открытость эрогенных зон

 
 


Понимание эрогенных зон всегда различалось в определенные культурные эпохи. То, что считалось сексуальным на Западе, могло казаться уродливым на Востоке. Или то, что было модным в Древнем Египте, вряд ли будет принято современной цивилизацией. О движении эрогенных зон в истории костюма и о влиянии традиций разных стран на сексуальность в одежде рассказывает искусствовед Дарья Юрьевна Ермилова.

Как традиции разных народов мира влияли на открытость эрогенных зон?  

Наибольшим воздействием на объект интереса обладает не та эрогенная зона, которая полностью открыта или сильно открыта, а которая частично скрыта, которую хочется рассмотреть. Вот с этой точки зрения длинная юбка с разрезом гораздо более привлекательна, чем мини-юбка. Потому что мини-юбка все открывает, и нет никакого соблазна рассмотреть, что под ней. Или, например, огромным воздействием в этом смысле обладали личные покрывала, которые носили мусульманки на Ближнем Востоке.

Тут надо сказать, что как раз ислам, судя по всему, главной эрогенной зоны считает лицо у женщины. Не надо забывать, что лицо – это тоже эрогенная зона, и она может акцентироваться с помощью косметики и акцентировалась в древности. И как раз требуется, чтобы эта эрогенная зона важнейшая, как и другие части тела, в уличном костюме была закрыта. Чтобы женщина могла видеть, куда она идет, лицо закрывалось сетками из конского волоса или окошечками из полупрозрачной ткани, а, например, в костюме турецком распространились покрывала личные.

Личные – это которые закрывают лицо, которые только половину лица закрывали: либо верхнюю часть лица, либо нижнюю часть лица. И вот такой вариант, наверное, можно считать самым эротичным или сексуальным, потому что полностью этот объект невидим, и, естественно, возникает желание рассмотреть, что же на самом деле представляет собой эта красавица.

Но при этом, конечно, у разных народов совершенно разные эрогенные зоны. И традиции могут кардинально отличаться в этом смысле. Мы с вами знакомы с европейской традицией, которую нам агрессивно навязывает реклама, представление о неком стандартном облике человека. Так вот в европейской традиции можно выделить три, даже две эрогенные зоны, потому что третья видоизменялась. Первая – это бюст, вторая – талия, и третья зона – бедра.

Но бывало так, что в моде были широкие бедра, в другие периоды истории были модны, наоборот, узкие бедра. То есть эта зона такая нестабильная. А вот талия тонкая – это типичная европейская эрогенная зона, потому что у других народов эта часть тела вообще никак не подчеркивалась. Тонкая талия, объемом 35-40 сантиметров, древними греками, наверное, воспринималась бы, как уродство, отклонение от гармонических пропорций тела. По крайней мере, у статуи Афродиты нет тонкой талии, у римских Венер тоже нет тонких талий. И у многих других народов эта часть тела никак не подчеркивалась.

Вот, например, в русском традиционном костюме, в древнерусском костюме талии не было, верхняя одежда вообще не подпоясывалась. Так же в крестьянском костюме русском – талия тоже никак не акцентировалась, а если и носили пояс, например, с поневой, то, наоборот, он имел такую длину и так наматывался плотно, что преувеличивал эту часть тела, она казалась даже толще, то есть все эти нюансы сглаживались.

Так же в костюме дальневосточных народов, например, в Китае или в Японии никакой талии нет. Наоборот, традиционный костюм эту часть тела сглаживал. Например, женское кимоно подпоясывалось широким поясом оби, который превращал фигуру практически в цилиндр, придавал цилиндрическую форму. Также на Дальнем Востоке не считалась красивой женская грудь, поэтому китаянки и японки грудь бинтовали, чтобы эта часть тела не выдавалась. Но зато у них были свои эрогенные зоны, может быть, странные для европейцев.

У китаянок – эти маленькие ножки изуродованные. А у японок, например, очень большую роль играла форма бровей. Когда девушка входила, девочка-подросток, в брачный возраст, то ей разрешалось отрастить брови, потому что маленьким девочкам сбривали брови. И пока она не находила себе мужа, она ухаживала за своими бровями, которые должны были иметь форму ивового листочка. А когда она, наконец, выходила замуж, то на следующее утро после свадьбы она сбривала брови и всю жизнь уже, будучи замужней, не имела бровей. То есть считалось, что теперь она не должна привлекать других мужчин, нравиться должна только мужу, и вот эту важную часть тела как бы ликвидировали. Но также большое значение в японском женском костюме имела линия шеи, затылка, поэтому кимоно спереди декольте не имели, но имели небольшое декольте сзади, то есть ворот приспускался, чтобы видна была красивая линия шеи, которая подчеркивалась и высокой прической.

То есть представления об эрогенных зонах у всех народов совершенно разные. Но можно, наверное, сказать, что наибольший интерес все-таки вызывают те части тела, которые не открыты, а закрыты или полускрыты. Поэтому могут быть совершенно неожиданные варианты в этом смысле. Например, в костюме египтянок практически все тело было открыто, потому что часто ходили без одежды, или одежды носили полупрозрачные. Единственная часть тела, которая почти постоянно была закрыта, – это была голова, вернее бритый череп, потому что, как правило, они брили голову, хотя не всегда, и носили парики. То есть вот этот бритый череп обладал наибольшей притягательностью и считался красивым, потому что был, как правило, закрыт.

И был момент в истории Египта, когда эту эрогенную зону открыли, это период Амарны, время правления фараона Эхнатона, время религиозных реформ, когда, по придворной моде как раз, при дворе женщины ходили без париков и всем демонстрировали изысканную форму черепа, который, опять же, нам бы показался уродливым, потому что череп деформировали у детей из царских семей, вытягивали затылок, форму огурца придавали голове. И вот эта форма черепа была свидетельством аристократического, даже царского происхождения. По крайней мере у Тутанхамона была такая форма черепа, у Нефертити, у самого Эхнатона, у их дочерей с Нефертити были такие деформированные черепа.

Теория движения эрогенных зон  

Так что эрогенная зона – это вещь очень субъективная, но в любом случае в костюме так или иначе эта эрогенная зона обозначается. Но если мы берем традиционный костюм, то он, как правило, не меняется. То есть там эрогенные зоны стабильные, а если мы возьмем модный костюм, то есть костюм Западной Европы, то мы увидим, что он с позднего средневековья меняется очень часто.

И психоаналитики предложили теорию, которая пыталась объяснить вот эти частые изменения европейского костюма с точки зрения эрогенных зон. Предложил эту теорию Джон Флюгель и назвал ее «Теория движения эрогенных зон». Согласно этой теории в какой-то момент мода акцентирует внимание в женском костюме на определенных частях тела, допустим, декольте, талия затянутая, пышные бедра. И какое-то время такой костюм актуален.

Как психологический закон угасания ориентировки объясняет изменения в женской моде?  

С другой стороны, особенности человеческого восприятия таковы, что постоянный раздражитель теряет свою привлекательность. Называется этот закон Психологический закон угасания ориентировки. Он вызывает все меньший интерес, и тогда эрогенные зоны меняют. Старый, утративший свою эротический капитал на время прикрывают, убирают, нивелируют и акцентируют внимание на других эрогенных зонах.

Так Джон Флюгель объяснял изменения женской моды в Западной Европе, когда платья с подчеркнутой талией и пышными бедрами сменялись другим силуэтом, например, с завышенной талией, но зато в этих платьях, например, в эпоху Ампира огромное значение имело декольте. Потом мода опять менялась, декольте становились закрытыми, менее глубокими, и опять расширяются юбки, и с помощью кринолина преувеличивают размер бедер, и по контрасту (кстати, это взаимосвязанные вещи) талия кажется еще тоньше, то есть опять талия становится главной эрогенной зоной.

Конечно, возникает соблазн представить, как эту теорию можно применить к современному костюму. Но это сделать не так просто, потому что в современной моде отсутствует четкий стандарт, как в прежние времена. Если раньше мода диктовала определенный силуэт, определенную длину, то сейчас этой определенности не существует, сейчас полное плюрализм, и одновременно можно увидеть совершенно разные силуэты и формы костюмов. Но, с другой стороны, все-таки можно увидеть, что эта теория действует и в современной моде. Например, в 90-е годы самой главной эрогенной зоной, пусть даже не самой красивой в большинстве случаев, были живот и бедра.

В 80-е годы, в предшествующее десятилетие, эта эрогенная зона была скрыта. Кстати, открылась она впервые в европейской моде только в 60-е годы, когда появились модели с открытым животом. Потом опять талию акцентировали, например, в 80-е годы, а в 90-е талия утратила свое значение, и в моду вошли модели одежды с заниженной талией: брюки на бедрах, юбки на бедрах, которые открывали эту часть тела.

В 2000-е годы, хотя эта мода оказалась очень живучей, все-таки эрогенные зоны меняются, эта эрогенная зона уступает место, например, декольте или ногам, потому что возвращаются мини-юбки, которые хотя и носили в 90-е, все-таки не были особенно модными и особенно популярными. Хотя их некоторые дизайнеры и предлагали. Так что эта теория в современном костюме своего значения не утратила. Так что понятно, что практически любая часть тела может быть эрогенной зоной, все зависит от конкретной ситуации.