Мода и развлечения

Анализ сказок в контексте сексуальных отношений

 
 


Сказка по своей сути является альтернативной реальностью, где всё, как в жизни, только лучше. Люди придумывали сказки, желая компенсировать недостатки реальной жизни, и поэтому приписывали героям необыкновенные качества: небывалую красоту, силу, богатство. А как в сказках отражены сексуальные отношения? Тему секса в сказочных произведениях различных культур анализирует психолог-консультант Валерий Константинович Мершавка.

История создания сказочных произведений  

Сказки являются определенными характерными, достаточно сложными структурами, которые вынашивались годами, вынашивались устами рассказчиков, передавались из поколения в поколение.

По мнению некоторых западных психологов, сказка является таким упрощением на невнятность, смутность, неопределенность и даже опасность реальной жизни. Люди, конечно, хотели, чтобы жизнь была более предсказуемой, спокойной, лишенной всяческих напастей и так далее. И вот свои пожелания, свои устремления, свое желание простой, незатейливой и вместе с тем достаточно интересной жизни в какой-то степени они их проецировали в тех сказках, которые мы сейчас читаем. Источником сказок являются как народные легенды, так и общекультурные мифы.

Специфика сказочного жанра  

Следует отметить, что сказки характеризуются некими особенными качествами. Так, герои в них, как правило, являются либо добрыми, либо злыми, их отношения – весьма определенными, нет полутонов, нет полудосказанности. Обычно изначально все ясно и определенно, перед героем или героиней ставится какая-то задача. Перед ней или перед ним возникают какие-то сложности, которые он или она должны решить с помощью тех или иных поступков, которые тоже весьма определенны и однозначны.

Сексуальная тематика в мифах различных культур  

Дело в том, что если мы возьмем политеизм, то мы увидим разных действующих лиц, богов, героев и так далее, простых смертных. И между этими действующими лицами, как правило, существуют отношения… любые отношения, в том числе и самые разные сексуальные отношения. Именно поэтому я заговорил о мифах. Так вот, встает вопрос: почему же в мифах мы наблюдаем самые разные отношения, множество измен, разного вида любви, то, что мы иногда называем даже половыми извращениями, и так далее, и этот элемент совершенно отсутствует в сказках. Откуда это? Давайте попробуем посмотреть на эту тему несколько шире.

Я затронул политеистическую религию. Но если мы затронем монотеизм, в частности, как наиболее древнюю религию – иудаизм, то мы там не увидим того, что видим в политеистических религиях. Там упоминается сексуальное отношение между мужчиной и женщиной, но акцент на них делается совершенно иной. Речь идет не столько о сексе, сколько о соитии с целью воспроизвести потомство, иначе говоря, если вы откроете книгу «Бытие», а затем книгу «Числа», вы увидите достаточно длительное и нудное перечисление всех колен: кто от кого произошел. Понятно, что произошел путем деторождения.

Так вот, сексуальные отношения, они как раз и не ставятся во главу угла в иудаистском монотеизме, а наоборот, в данном случае женщина как бы служит неким объектом, неким средством для воспроизводства определенного рода или определенного колена, которое потом прослеживалось в десятилетиях, в столетиях, в годах и тысячелетиях и так далее, и до сих пор. Совершенно другое отношение к сексуальным отношениям в политеистических религиях, как то греческий политеизм, римский или египетский. Там люди, боги, герои играли в секс, там они получали удовольствие от секса. Собственно, таким образом развивалось и общество в этих государствах или этих империях.

Сравнение произведений «Русские заветные сказки» А. Н. Афанасьева и «Декамерон» Дж. Боккаччо  

Книги, которые были написаны в средние века в католической стране Италии, это всем известная книга Боккаччо «Декамерон», она имеет авторство, и «Русские заветные сказки», которые собраны Александром Афанасьевым. Заметим, что «Русские заветные сказки», сборник этот датируется девятнадцатым веком, то есть он относительно поздний. То есть реакция на вот это вот сексуальное давление возникла достаточно поздно, поскольку само православие моложе католичества, это молодая вера.

Если мы посмотрим на главных героев «Сказок» Афанасьева, то, наверное, больше половины из них будут представителями духовенства. Каждый это может объяснять по-своему. Я как психолог считаю, что таким образом, не имея возможности противиться притеснению со стороны мазохистской христианской православной церкви прямо... У нас ведь не было бунтов против церкви? Не было. Вот как, например, бунты времен реформации в Западной Европе.

Этот бунт был относительно слабый и выражался в виде сказок, в виде анекдотов, в виде всяких скабрезных поэм. Вспомним поэму Баркова «Лука Мудищев» и так далее. И если мы опять же сравним эти «Русские заветные сказки» с произведением Боккаччо «Декамерон» или с книжкой Парни «Война богов» фривольной, которую, кстати, очень любил Пушкин, то мы увидим, что там все тоже очень фривольно, все тоже очень сексуально, все тоже очень чувственно. Но вместе с тем достаточно гладко и остро в отличие от «Русских заветных сказок», где все достаточно резко и, в общем-то, зло.

Поэтому я с полной уверенностью могу сказать, что «Русские заветные сказки» являются свидетельством или компенсаторной реакцией, пусть несколько запоздалой, но все же компенсаторной реакцией на давление на психику людей, в свою очередь, подавленной и задавленной ветви, мазохистской ветви православной церкви.

Запрет эротического содержания в сказочных произведениях  

Когда я говорил о сказках, то как бы само собой подразумевалось: а куда же, собственно, делась сексуальность сказок? Народ, который создал заветные сказки, почему он не мог их создать раньше? На это у меня может быть только один ответ: конечно, создавал. Просто находились люди, и эти люди наверняка принадлежали церкви, которые выписывали и вычеркивали, удаляли из сказок эту самую сексуальную, еретическую, ерническую, критическую часть.

Думается, так оно и было. А поскольку в девятнадцатом веке влияние это ослабло, более того, появились люди, появились исследователи, которые стали собирать эти сказки, то мы имеем то, что имеем, я имею в виду сказки Афанасьева, но если посмотреть разные предания, разные частушки, разные анекдоты и так далее, мы увидим гораздо более ранние вещи, которые, конечно же, ходили в народе. Но вот именно сказок, именно сказок не было.

Специфика восприятия произведения с эротическим содержанием. Сексуальная фантазия автора  

В литературных произведениях западных авторов сексуальные мотивы встречаются довольно часто, особенно в литературе двадцатого века. Писатели перестали стесняться, они стали чувствовать себя более раскованно и стали описывать сексуальные сцены. Встает вопрос: почему художник рисует сексуальную сцену, почему писатель описывает сексуальную сцену, почему кинорежиссер снимает сексуальную сцену и так далее? Что это такое? Отыгрывание каких-то собственных проблем? Если смотреть с нашей точки зрения, то, безусловно, да. С нашей точки зрения, в той стране, в которой, так сказать, сексуальность подавлялась православием, а потом додавливалась коммунизмом.

А если смотреть с точки зрения жителей Запада, то, наверное, нет. Просто эта сцена является частью жизни, частью такой жизни, которую они уже имеют смелость не скрывать. То есть уйти от викторианских запретов. Если вырывать из контекста жизни какой-то один, но очень важный отрывок, очень важный фрагмент отношений, то мы тем самым начинаем лгать. Мы начинаем лгать самим себе, что да, вот там вот что-то подразумевается такое, да, там вот что-то подразумевается такое, да, вот люди ложатся вместе спать, они поворачиваются друг к другу и на этом идет стоп-кадр, как говорится. Дальше мы должны додумать сами. Так мы и все остальное можем додумать сами, особенно если человек психологически развит. А психологи могут додумать еще лучше, чем режиссер! Мы все можем додумать сами. Вопрос только в том, какова цель показа тех или иных отношений? Если речь идет о полном показе ситуации, картины, отношений, то, наверное, надо показывать все их целиком, чтобы людям не приходилось что-то додумывать и домысливать.

Приведу один пример: есть известный фильм Тинто Брасса «Калигула», наверное, многие из вас его смотрели, многие из вас видели, что там есть откровенно сексуальные сцены. Но не столько и не только, там они очень органично вписываются во всю ткань фильма. Вот давайте себе представим, что, так сказать, эти сексуальные сцены были бы вырваны из этого фильма. Потерял бы фильм во многом, так сказать, всю свою прелесть и полноту? На мой взгляд, безусловно, да.

Возьмем еще один пример: известный фильм «Эммануэль». Так называемый фильм не порнографический, но эротический. Там зрителя подводят, конечно, ближе, чем просто люди одеты, в трусах и майках ложатся в постель, или в ночных рубашках ложатся в постель. Вот, выходит за эти рамки, но вместе с тем, сама часть, собственно, полового акта отсутствует, а половой акт в исполнении красивых актеров может быть очень красивым зрелищем. И если мы говорим «а», то, на мой взгляд, следует говорить «б», иначе вот этот недоговор может порождать какие-то фантазии у человека, и человек может дофантазировать эту сцену для себя, ради бога.

Может быть, если режиссер ставил своей целью именно это, пусть так, но сейчас и у нас в стране и во многих других странах до сих пор так и не решен вопрос: как разделить, допустим, кинопродукцию или книжную продукцию на эротическую и порнографическую. Мне кажется, что этот вопрос сам по себе надуманный и сам по себе вопрос просто себя изжил. Постольку подход должен быть, на мой взгляд, совершенно иным. Разрешено должно быть все, что не является насилием, в том числе и сексуальным, но не только сексуальным... Поэтому иной, допустим, американский боевик, где человек там убивает сотню за раз, является, на мой взгляд, гораздо более опасным, чем показ полового акта, красивый показ полового акта на экране.

Комментарии к видео на

  •  
    TaraSarasvati 29 июля 2012, 10:17

    молчи, клерофашня

  •  
    20orlan10 15 февраля 2011, 18:08

    А ещё очень важно показывать как люди ходят в туалет,рожают детей,блюют с перепоя и т.д--ведь это тоже часть нашей жизни.Господи и этот человек ещё и о Боге рассуждает