Знакомство и отношения

Прошлые и настоящие ценности брака

 
 


За многовековую историю человечества были сформированы три ценности брака, которые сейчас теряют свое значение. На смену им приходят другие три. Институт брака не разрушается, но претерпевает колоссальные психологические перемены. О том, почему люди создавали семьи раньше и чего они ждут от брака сегодня, рассказывает в своей лекции «Психология сексуальности и основные направления практической работы психолога-сексолога на современном этапе» доктор медицинских наук, профессор Лев Моисеевич Щеглов.

Прошлая ценность брака – родственность  

За последние несколько веков сформировались 3 мощных вида ценностей, которые сейчас трещат. Что это такое? Первое из тех, которое, на мой взгляд, уходят, но они существуют, – это брачность, второе – это сексуальность, и третье – это репродукция. Давайте кратко разберем, что это такое и почему есть ощущение, что это исчезает?

Брачность. Под брачностью, ну, немножко неудачное слово, но в общем понимается как бы новый тип родственности. У любого человека есть родственники: отец, мать, может быть, приемная мать, но все-таки – одна мать, один отец. И это навсегда. Сколько-то братьев и сестер – родственники. Сколько-то детей – родственники. И вот достаточно длительное время предполагалось, что муж (жена) становятся в один ряд фактически с пониманием «мать», «отец», «сын», «сестра». Это было тогда, когда развод был сложен и организационно, и морально, и материально, и как угодно.

А когда сегодня легко человек вступает в четвертый брак, может разве четвертая жена быть в одном ряду с пониманием «мать», «брат» и прочее? То есть понятие супруга, говоря упрощенно, очень легко сменяемо, очень легко. И это произошло и в общественной психологии, и в индивидуальной. И в этом и плюсы, и минусы. Категорически на жизни одного поколения поменялось к этому отношение, поменялось вокруг, никто пальцем не тычет, никто ему не устраивает обструкции и не говорят: «Ты из-за этого никогда не станешь главным инженером», – это же глупость какая-то.

И действительно, глупо человека цифрами... Ну, хорошо, а вот если я вам скажу, что я знаю одного человека, ему 40 лет, и он четырнадцатый раз женат? Ну, наверное, все-таки не в себе, правда? Ага. Так подождите, четырнадцатый можно, а восьмой – или, может быть, на девятом как-то, а может, шестой... Непонятно, но мы понимаем, что все-таки за тем, что ты сделал ошибку и, как идиот, мучаешься всю жизнь, стоит какая-то глубокая проблема. Но и за тем, который четырнадцатый в браке раз, стоит такая проблема, что никогда он не будет, видимо, счастлив.

Где эта золотая истина, золотая середина, то ощущение, которое мы мечтали все найти, эта формула? Непонятно. Понятно только одно, что брачность – представление о муже и жене, как о чем-то данном по типу мамы, папы, братьев, сестер, ускользает, уходит. Этот вид ценностей для нашей современной действительности где-нибудь в деревне еще работает, а уже в мегаполисе не очень, начинает разваливаться.

Прошлая ценность брака – сексуальность  

Второй вид ценности, с которой мы постепенно тоже начинаем прощаться, – сексуальность. Что это значит? Внебрачные отношения, они были всегда, и добрачные – это понятно. Но все-таки, если упрощать, ну, как бы арифметически, большая часть секса проходила в браке. И если человек желал устроить себе какую-то насыщенную, регулярную сексуальную жизнь, все – надо жениться. Что там Митрофанушка кричал? Не хочу учиться, хочу жениться! На самом деле он же другого хотел. Ну, если ты хочешь того, значит, женись.

И поверьте, еще 20-30 лет назад недопустимо было, чтобы одна женщина с легкостью, как сегодня, другой говорила: «У меня дочке 19 лет, она живет с молодым человеком, они снимают квартиру, ну, не получится – разойдутся, а получится, значит, организуется в семью». И говорит: «Отлично, все хорошо!». 30 лет назад воем выли от стыда: «Как это моя девочка без брака живет с каким-то типом, кто им квартиру сдал вообще?», – и так далее. Колоссально все поменялось.

Для того, чтобы иметь какую угодно сексуальную жизнь, сегодня можно быть в браке, а можно быть и вне брака, согласны? Это ушло как определенная какая-то скрепа такая. Поэтому в русском языке «любовник», эти слова «измена», «измена Родине», – потому что да, это представлялось как нечто такое, пусть ложно представлялось и мучило многих.

Сегодня молодой человек хочет устроить сексуальную жизнь: ему нравится какая-то барышня. Наверное, мы ему скажем: не будь идиотом, не женись сразу, зачем? И это справедливо. Короче, сексуальность, как такая цементирующая, тоже ослабела существенно.

Прошлая ценность брака – репродукция  

И, наконец, третья, которая, вроде бы, самая уж такая, – репродукция. Хочешь иметь ребенка – надо быть замужем или женатым. Нет. Тоже уже нет. Вот смотрите, только по Петербургу я вам приведу данные. В конце 60-х годов среди всех новорожденных, я не помню, предположим, за 1968 год. Среди всех новорожденных за год количество внебрачных детей, то есть когда женщина ему отчество сама дает и всё, никто не знает, в принципе, кроме нее, кто... а может, и она не очень знает...

Было меньше 1 %, кажется, 0,8 % среди всех новорожденных за год в Петербурге 0,8 % – это были дети, рожденные вне брака. Прошло 30 лет, это где-то девяносто какой-то год, За тридцать лет таких стало 12 %. Посчитайте, во сколько раз разница там – в 15-16. А сейчас прошло еще 10 лет, и мы не знаем – какая это цифра. Некоторые считают, что до 17-18-20 % новорожденных сегодня рождается вне брака.

Опять же, мы сейчас не вывешиваем оценки, хорошо это или плохо – это реальность. И для того чтобы иметь ребенка, тоже сегодня можно как-то обойтись вне брака. И согласитесь, тоже еще 30 лет назад это катастрофа, если какая-то женщина рожала без брака, особенно если в каком-то маленьком городе, матери чуть ли не вешались от стыда. А что сегодня: вот, посмотри, какая молодец, ей уже 37 лет, детородный возраст заканчивается, она не смогла найти человека, она решила родить ребенка, и будет его воспитывать. И все говорят: да молодец, отлично!

Колоссальные изменения. Репродукция сегодня тоже не является таким держателем. Если бы ничего не приходило нового, можно было бы, действительно, поразмышлять, а не кончается ли институт брака как таковой? А зачем? Но есть представления о том, что постепенно, не везде, но уже вычерчиваются 3 совершенно других ценности брака, которые отвечают сегодняшнему времени.

Современная ценность брака – адаптация  

Первое – это адаптация, второе – это интимность, и третья – это автономия. Адаптация, интимность, автономия. Что такое адаптация? В определенной степени – эгоистическое отношение, в определенной степени это провоцирует глубокие философские споры. Более того, как ни странно, это имеет выход даже на политику.

Когда одни говорят, что государство должно быть устроено так, чтобы проживающий в нем человек жил как можно лучше, чтобы он не был скотом, чтобы ему не было голодно, холодно, чтобы его не мучили, – вот так должно быть устроено государство. Другие говорят: нет, есть надличностные ценности. Ну и что? Да, пускай пятьсот тысяч туда, три миллиона сюда. Сталин – эффективный менеджер, зато нас боялись. Зато мы были очень большими.

Это старая проблема выбора. Так вот адаптация – это значит: да, хоть пятый брак, но я буду жить с тем человеком, с кем я чувствую себя адаптированно, и он адаптирован ко мне. А вот не получилось, ну и что, и разведусь, и все тут. И ничего меня не держит: ни церковный брак, ни какие-то обязательства и всякое такое. Адаптация – это результирующая целого ряда основных видов психологической совместимости, которых много.

Духовная совместимость, или совместимость по шкале основных жизненных ценностей. Люди иногда даже не артикулируют, но все-таки как бы для чего живем в конечном-то итоге? И вдруг окажется, что один живет для того, чтобы дачу и машину, а второй – чтобы какие-то знания получать, развиваться. Я сейчас совершенно не оцениваю. Может быть, как раз первый более прав, это не важно.

Конечно, психологическая совместимость может быть центральная. Каким образом особенности, свойства, качества и негативные, и позитивные одного человека совмещаются или не совмещаются с такими же особенностями и свойствами другого? Поэтому одна подружка другой говорит: как ты с ним живешь? Я бы с ним недели не прожила! Да, ты с ним не прожила бы недели, а та с ним проживет еще двадцать дней, фу, лет. Да, значимая головка, жить нельзя больше 20 дней ни с кем, правда? Значит, конечно, это очень важная – психологическая совместимость.

Современная ценность брака – интимность  

Второе – интимность. Интима – это та часть, та поверхность сосуда, которая только если его разрезать, артерию или вену, то есть то, что сокрыто, это внутреннее, это твое, то, что сокрыто от других глаз. Сегодня, когда не только возник, но и становится понятным очень многим обычным людям термин «одиночество в толпе»... кто-то когда-то придумал замечательную метафору, что есть одиночество в гнезде, сидит там брошенный какой-то птенец и ему одинок, холодно, страшно. А есть одиночество в толпе – то, что преследует современного человека.

На улице народ, в метро народ, дикие пробки, и ты все время среди людей, но по сути – одинок, по интимным переживаниям, а не по «здрастье-до свидания». И тот, с кем ты делишь какие-то интимные переживания, он становится очень близок. Причем здесь, как ни странно, мораль не так уж важна, чаще это интимные переживания, которые люди в силу каких-то соображений не хотят, чтобы другие знали, и это их держит, они что-то пережили, кто-то что-то кому-то простил, что-то было такое, что, в общем-то, и не очень-то другим расскажешь.

Но это их сблизило. Между прочим, криминалитет на этом держится. Там есть очень много даже ритуалов, которые как бы подвязывают тебя. Уже убили, а ты должен ткнуть ножом. Зачем? Ты повязан. Ты участник. Это очень глубоко, и чтобы человека узнать, надо пуд соли съесть. Почему соли, а почему не сахара? Тоже трудно ведь съесть, наверное, пуд.

Это очень важные вещи. И когда, скажем, пара говорит: «Мы честные люди, мы прожили вместе 30 лет, у нас нет такого, что мы хотели скрыть от окружающих», – у меня сразу же, значит, в голове: либо врут, и это нормально, все врут потихонечку, либо они неинтересны друг другу, не нужны и живут из каких-то совсем не тех соображений, из которых мужчина с женщиной живут вместе. Поэтому вот эта интимная скрепа в этом мире, который сегодня состоит из сплошных пробок, звонков мобильной связи и прочее, – это как раз совершенно понятный ответ.

Современная ценность брака – автономность  

И наконец, последняя – автономность. Если говорить, опять же, лет 20-30 назад, это казалось идиотизмом, даже не парадоксом, а идиотизмом. как это, выйти замуж или жениться, чтобы быть в чем-то автономным? Всякие какие-то педагоги писали какие-то рекомендации молодым семьям по типу: он болельщик, тебе это отвратительно, но если ты хочешь его удержать, ходи с ним на футбол, делай вид, что... тоже кричи, размахивай руками...

Ну нету этого сегодня. Сегодня человек ценит личное пространство. И сегодня нам нужен тот, кто нам дает возможность иметь автономию. Другое дело, это должно быть симметрично, и тот второй человек тоже должен иметь какую-то зону, куда ты не входишь. И не потому, что ты не любимый и ты не нужен, а это личное.

Комментарии к видео на

  •  
    1906199118 7 мая 2012, 0:33

    Я за старые ценности))

  •  
    Zelenogor 13 июля 2011, 15:31

    Что то для доктора наук он слишком плохо говорит по русски... Медленно и исключительно выражениями из бабушкиного ларца (((