Знакомство и отношения

Нормативные кризисы в семье

 
 


Практически каждая семья проходит через кризисы. Они так и называются – нормативные, то есть закономерные. Кризисы поджидают супругов почти на каждом шагу – переход от романтических отношений к будничным реалиям совместной жизни, беременность, рождение первого ребенка, появление или уход из семьи членов семьи, возрастные кризисы у ребенка, синдром «опустевшего гнезда» и многие другие. О том, как научиться распознавать семейные кризисы, переживать их более спокойно, сглаживая острые углы во взаимоотношениях, рассказывает доктор психологических наук, профессор Галина Григорьевна Филиппова.

Переход от романтических отношений к совместному проживанию  

Г. Г. Филиппова: Какие нормативные кризисы в семье бывают. Они так называются – нормативные, потому что практически их проходит каждая семья. Первый кризис – это переход от романтических отношений (когда мы видим друг в друге только то, что нам понравилось), к тому, когда мы живем вместе и вместе удовлетворяем свои ежедневные потребности. Тогда вдруг мы обнаруживаем друг в друге то, что мы не предъявляли или не замечали, потому что это казалось нам не важно.

Это первый кризис притирки, обострения отношений, когда люди учатся жить вместе. Этот кризис возникает в разное время. Иногда он возникает тогда, когда люди только поженились и начали жить вместе, а иногда он возникает тогда, когда они какое-то время (в современной ситуации) уже вместе пожили в так называемом незарегистрированном браке, а потом его зарегистрировали, и вдруг оказалось, что кризис все-таки наступил. Потому что это уже другие обязательства и другие отношения между людьми, и они предполагают некоторые другие позиции.

Кризисы при смене структуры семьи  

Г. Г. Филиппова: Какие еще бывают совсем нормативные кризисы в семье? Нормативные кризис, когда меняется структура семьи, это обязательно будет. Что значит «меняется структура семьи»? Это означает, что появляются новые члены семьи, появляются новые роли или происходит смена ролей. То, что такие кризисы при смене семейной структуры существуют, знали издавна. И если мы, например, обратимся к российской культуре, то там изменение в структуре семьи и переход каждого члена на новый уровень оформлялся совершенно четко и одеждой, и поведением, и традициями, все – перешел на новый уровень.

Корр.: И обозначили это. Г. Г. Филиппова: И обозначили это, и все – у тебя другая роль, другое поведение, к тебе другие требования, и уже никаких конфликтов на эту тему не происходит. Почему это так? Потому что именно изменение ролевой позиции, моих функций и моих обязанностей и ожиданий друг от друга создает кризисную ситуацию. Тогда как мы можем это обозначить более конкретно? Это означает: рождение детей в семье, появление, например, на нашей территории проживания бабушек, дедушек, еще кого-то или их удаление с этой территории.

Нередко у нас бывает так: жили–жили все вместе, это особенно для нашей российской действительности характерно, когда молодые люди еще остаются жить на территории родителей и считают, что все их конфликты, все сложности исходили именно из-за того, что им приходилось вот вариться в общей каше. И тут приобрели, получили, сняли новую квартиру, и все в таком счастливом ожидании, что сейчас все будет так хорошо, а оказывается не так хорошо, как ожидалось. Потому что изменение ролевой структуры, это изменение поведения, обязанностей, ожиданий, ответных реакций, и опять надо друг к другу притираться.

Корр.: Раз перестройка, значит, кризис возможен. Г. Г. Филиппова: Раз перестройка, значит, кризис возможен. Поэтому и приход новых членов, и отделение – это тоже семейный кризис. Конечно же семейным кризисом является, когда кто-то из членов семьи уходит из жизни, потому что способ переживания разный у всех, и смена опять ролевая возникает.

Затем семейным кризисом нормативным является, естественно, такой период, когда дети переходят в новый возраст, а у детей много всяких возрастов. Первый возраст, самый первый, когда они только появляются. И каждый новый ребенок, появившийся в семье, - это двойной кризис. Это, во–первых, изменение семейной структуры по членам, по количеству людей. Во–вторых, для каждого члена семьи этот стал братом, этот сестрой, этот бабушкой, этот дедушкой, - были родителями одного ребенка, стали родителями двух детей, и каждый раз это меняется.

Кроме того первый кризисный возраст ребенка – первый год жизни, он весь кризис, целиком, от начала до конца, от того, как родился, до того, как пошел. Потом следующий кризис наступает очень быстро – это кризис трех лет. Не успела мама оглянуться, мы уже в следующем кризисе. И до того, как ребенок пойдет в школу, там уже более-менее плавная ситуация. Потом дети идут в школу – это кризис для всей семьи.

Иногда, когда в семье рождается не первый ребенок, люди говорят: «Ну да, мы проходили эту беременность и так далее, что ж опять кризис-то?». Каждый человек рождается как новый человек, у него своя жизнь, и это кризис. И каждый ребенок идет в школу так, как он идет в школу, и это каждый раз будет кризисом для семьи, то есть это нормативные возрастные для детей. Потом у нас будет очень нормативный кризис в подростковом возрасте. И сколько бы вы подростков не вырастили в своей семье, каждый, кто к этому возрасту подходит, будет, конечно, переживать кризис.

Очень интересно, что существует и предподростковый возраст, который мы сейчас (с учетом того, что наши дети учатся в школе) рассматриваем как такой плавный. Мы их адаптировали к школе, выдохнули-успокоились, подростками они еще не стали, и вроде как ничего, и не учитываем, что там есть определенный возраст, который не подвержен нашей социальной структуре, является биологическим и который очень четко обозначали в более древних культурах – это отрочество. Это как раз возраст предполового созревания и после выхода из родительской опеки, от восьми до десяти-одиннадцати лет.

Что такое вообще «отрок» как русское слово? Это тот, от кого отрекаются, и тот, кто отрекается от родителей. То есть это возраст, когда ребенка уже можно от родителей отделять, он уходит на работы основные, тогда можно и в подмастерья, и к родственникам и друзьям, и так далее. Интересно, что это именно тот возраст, когда в высокопоставленных семьях детей отдавали на воспитание в более простые семьи, чтобы жизнь тоже познали. То есть тут от них отречься уже можно было.

И это не зря было в народе, потому что это возраст, когда у ребенка формируется окончательное самосознание, окончательная самооценка (как мы говорим, дифференцированная, по разным частям), взрослая и социальная ответственность. Поэтому для ребенка это тоже кризис, родители настроены на то, что теперь во второй класс перешел, до тринадцати лет мы свободны, спокойно будем жить, вдруг сталкиваются с тем, что не так оно и спокойно.

И следующий кризис детский, юношеский, когда идет самоопределение юношеское, создание партнерских отношений и так далее. Дальше, конечно, это выход наших детей в социальную жизнь: школу закончили, надо определяться. Родители считают, что: «Мы сейчас их пристроим в институты и выдохнем». Опять же не удается, потому что там свои проблемы возникают. А затем следующий кризис, когда наши дети создают семью.

То есть тут их только нормативных, считайте, каждые два-три года сами по себе, а на это накладываются еще кризисы, которые связаны с супружескими отношениями. Они тоже есть, они очень интересно выделяются в семейной истории. После кризиса, связанного с притиркой и конфронтацией, у нас идет такой период компромиссов: мы научились договариваться, и живем в этом состоянии некоторое время.

После того, как мы научились договариваться, и в результате этого создали более зрелые отношения, произошло взросление самих людей. Они и детей повыращивали, и себя повыстроили (все-таки не надо забывать, что личность у нас не останавливается в своем развитии и имеет свои кризисы), и семья плавно подходит к периоду, когда: мы строили, строили, строили и все построили, и оказывается, в этом надо жить. А в этом жить не все умеют.

Кризис, связанный с застойностью отношений  

Г. Г. Филиппова: Очень интересная есть песня на эту тему у группы «Машина времени», что в шторм нам просто, и буря – пустяк, были бы крепче руки, а вот попробуй выдержать полный штиль и не свихнуться от скуки. И тогда действительно теряется внутренний заряд, теряется какая-то новизна отношений, нередко в этот период личность каждого из супругов развивается и немножечко расходятся в своем в личном развитии, в личных интересах подальше друг от друга.

И наступает тогда период, когда накапливается недовольство друг другом, и этот период нередко называют периодом экспериментирования. Наступает кризис семейный, который связан именно с застойностью отношений, тогда хочется что-то менять. А вот что менять – это люди оценивают по-разному. Нередко в этот период какие-то личностные проблемы возникают у каждого, люди стремятся менять работу, увлечения, может быть, иногда место жительства.

Корр.: То есть можно сказать, что они просто пробуют изменить что-то. Г. Г. Филиппова: Они пробуют изменить что-то. Иногда возникают ощущения, что поменять надо партнера, по крайней мере попробовать. «Мне тут вроде 35 лет (в основном это от тридцати до сорока), вроде бы мы даже не смотрели никуда, потому что надо было делать и создавать, а может быть это было не так? Поженились-то, когда было 25, и были такие неопытные, еще ничего сами в себе не понимали». И тогда начинается экспериментирование отношениями личностными и семейными. И тут семье очень нужна помощь, если им удается понять, что они просто вышли в этот этап, потому что не надо наносить друг другу такую серьезную травму, как уходить в какие-то другие отношения.

Может быть, будет достаточно взять маленькую паузу именно в этом периоде, очень хорошо работает. Такую маленькую паузу, дать возможность друг другу пожить своими интересами, а потом встретиться и начать заново узнавать друг друга. Для этого даже не обязательно разъезжаться, можно просто договориться. Корр.: Разрешить друг другу это. Г. Г. Филиппова: Разрешить друг другу это и иногда месяц, иногда два, просто пожить как добрые друзья.

Корр.: То есть другими словами они должны договориться между собой: для того чтобы вернуться к построению общего дома, им нужно какое-то время сконцентрироваться на своих интересах, на понимании того, что происходит в семье. Г. Г. Филиппова: И уже на этом уровне встретиться и заново начать узнавать друг друга. Корр.: То есть сначала узнаю себя. Г. Г. Филиппова: Себя изменившегося и свою новую жизнь, которая изменилась при этом.

Синдром «опустевшего гнезда»  

Г. Г. Филиппова: Очень интересный кризис, который связан и с личностным развитием самих мужа и жены и с их детьми, это так называемый синдром «опустевшего гнезда». Когда у нас есть общее дело, особенно то, которое кровно общее, наши дети, вроде бы нам понятно, зачем мы вместе и что мы делаем. Теперь дети выросли, они вылетели из нашего гнезда, и мы встретились друг с другом, и друг друга не узнаем. Корр.: И теперь надо понять, что же это за человек рядом с тобой. Г. Г. Филиппова: Что же это произошло? Корр.: Что нас связывает? Г. Г. Филиппова: И что мы вообще будем делать вместе?

Если у нас нет общей деятельности по поводу детей. Это очень серьезный кризис, и статистика показывает, что разводы после 20-25 лет совместной жизни – это один из самых–самых существенных периодов, когда эти разводы возникают. Может быть, это последний шанс для людей, когда они думают: «Мы еще не старые, мы все, что надо было, сделали, мы свободны, попробуем это сделать заново», – именно в этот период нередко психологи сталкиваются с тем, что люди, на эмоциях разойдясь, потом начинают соединяться вместе. И вот эти интересные повторные браки, после таких разводов (которые после многих лет совместной жизни) если этот повторный брак создался, прям буквально развелись, опять поженились, тогда есть очень хорошая перспектива, что они больше никуда не денутся.

Корр.: Очень устойчивая, да? Г. Г. Филиппова: Да, и люди, просто поэкспериментировав в своей жизни, потом понимают, что: «Я попробовал, что еще в жизни есть, но понял, что то, что я имею там, для меня значительно важнее». И тогда возникают отношения, которые получили название «ренессанса», когда мы заново узнали друг друга. Так иногда и говорят: второй медовый месяц.

Корр.: Галина Григорьевна, можем ли мы дать общий совет, рекомендацию, что если вы чувствуете, что вы в кризисе, постарайтесь не делать каких-то резких изменений в жизни, каких-то глобальных решений не принимайте. Дайте себе пожить, узнайте себя в новом изменившимся состоянии и после этого уже переходите к изменениям и новым решениям.

Г. Г. Филиппова: Да, конечно, это будет один из лучших советов. Даже для того, чтобы начать какую-то жизнь и какие-то новые отношения, надо сначала понять себя и понять, что тебе в жизни нужно, и понять того человека, с которым ты прожил вместе столько лет. Так что люди, которые встают на такой непростой путь создания семьи, заранее должны понимать, что кризисы у них будут. И когда мы людей молодых готовим к семье, пытаются психологи объяснить: «Давайте мы сначала подготовимся к созданию семьи, а потом будем ее создавать». И когда молодые люди получают сведения о том, через какие кризисы придется пройти, то действует правило: «предупрежден, значит вооружен».

Комментарии к видео на

  •  
    BorodinAtamanov 5 сентября 2012, 6:45

    Чётко, по делу, правдиво.