Знакомство и отношения

Значение брака в современном мире

 
 


Неутешительная бракоразводная статистика показывает, что россияне все больше теряют веру в традиционные ценности брака. Журналисты повсеместно трубят о разрушении института семьи. Аналитики утверждают, что мы живем в особое время – время перемен. Об этом говорит в своей лекции «Психология сексуальности и основные направления практической работы психолога-сексолога на современном этапе» доктор медицинских наук, профессор Лев Моисеевич Щеглов.

Тревожная бракоразводная статистика  

Некоторые соображение по поводу происходящего с браком. Заранее могу сказать, что это, может быть, будет спорно. Сегодня есть исследователи по данной теме, у них немножко иные взгляды. Ну, такова сфера, это все-таки не таблица умножения.

Значит, в 60-70 годах ХХ столетия появились даже в широкой прессе заявления о том, что так называемая западная семья (в основном били по Соединенным Штатам Америки и по странам Скандинавским), они как бы настолько уже сдеградировали, что количество разводов растет там почти геометрически, и в отличие от замечательной советской семьи, где ничего подобного не происходит, их институт семьи находится буквально на пороге разрушения, и дальше будет хаос и страшные какие-то корчи и прочее.

Вот прошло 30-40 лет. По ситуации разводимости (а мы сейчас определим, что это такое) в России гораздо хуже картинка, нежели в тех странах, которые должны были, по заявлениям советских демографов и других специалистов, уже давно закончиться. Ситуацию по бракам и разводам, которая, безусловно, тревожная, оценивают по понятию «разводимость».

Что такое разводимость?  

Разводимость – это дробь, где наверху количество заключенных браков, а внизу количество разводов, то есть браков расторженных, и все это считается за единицу времени: за год, за месяц, при большом желании можно посчитать за час. Значит, в советском союзе эта цифра была 3/1, то есть за то время, как происходил развод, успевали создаться 3 новых семьи. И эта цифра действительно была лучше, нежели в Дании, Швеции, США и так далее.

Но в этом была и лукавость, потому что мы помним, что Советский Союз состоял из 15 республик, правильно? И легко догадаться, за счет кого более менее эта цифра была... совершенно верно, за счет Средней Азии и потом Кавказских республик. В Таджикистане, например, эта цифра составляла 7/1, в то же время в Эстонии эта цифра составляла 1,9/1.

Сегодня по целому ряду регионов есть ситуации, когда идет либо динамическое равновесие, грубо говоря 1/1, либо идет даже перевес количества разводов за эту единицу времени над количеством заключаемых браков. В связи с этим появляется и появлялись всяческие заявления, многие из них спекулятивные, мы же вообще живем немножко в такую пору навязанного амура, когда скандал становится вообще чуть ли не обязательным ключом, которым можно открыть дверь, а иначе ну что? Все скучно, тихо, неинтересно.

Журналисты слишком впрямую, видимо, понимают то, что завещал О'Генри, который говорил, что если собака кусает человека – это не информация, а если человек кусает собаку – это информация. Появляется очень много каких-то шаманских заклинаний: «конец институту семьи»... вот вам динамика цифр, которую я кратко изложил, ее можно более объемно подать.

Вот почему у нас больше становится разводов. В советское время (что правда) попробуй-ка вне брака с кем-то жить – в партком затаскают, карьера будет нарушена, попробуй поехать в гостиницу и разместиться там с кем-то, с кем у тебя нет печати, попробуй в санаторий, в пансионат... ушло это все – и вот вам, пожалуйста, как бы (это говорят те, которые заявляют, что конец институту семьи), и вот отклик общества – это не нужно.

Во имя чего заключается брак?  

Дальше начинаются какие-то спекуляции: «разве могут чувства зависеть от штампа?»... Никакие чувства, никакие эмоции, никакие сексуальные упражнения, безусловно, от штампа, от заключенного или прекращенного или никогда не заключаемого брака не зависят. Но есть две вещи, которые в реальной жизни очень значимы: это дети, их права и дальнейшая их история, юридическая или материальная, и это само материальное, которое супруги либо наживали вместе, либо один что-то терял, для того чтобы другой развивался и так далее.

Что же происходит реально? Здесь, еще хочу сказать, пожалуйста, мы можем это и обсуждать, и есть другие взгляды. Я думаю, что мы сейчас живем в пору очередной смены ценностей брака, а именно: во имя чего брак заключается?

Были длительнейшие эпохи, когда были совершенно другие соображения, нежели «люблю, хочу, а с этим не хочу». Потом произошли изменения, которые привели к тому за последние несколько веков, что индивидуальный выбор стал самодовлеющим, потому что пришло понимание, даже у религиозных людей, что эта жизнь, она одна, и я собираюсь, пусть это эгоистическая позиция, но я ее собираюсь прожить так, как я хочу, а не потому что меня папа с мамой к кому-то подвели, и теперь мне мучиться. И не потому что у нас какой-то представитель конфессии произвел какое-то магическое движение рукой, и теперь все. Нет, я буду искать. Вот эта смена ценностей брака, она такова.