Знакомство и отношения

Что такое «семейный крест»?

 
 


Когда вы влюблены и собираетесь пожениться, будущая семейная жизнь представляется вам чем-то, напоминающим скорее свадебный торт, чем распятие, не так ли? К сожалению, зачастую жизнь в браке со временем действительно становится для супругов «тяжким крестом», который они «должны нести всю жизнь». Что же такое «семейный крест» с позиции психолога, рассказывает наш эксперт Игорь Аркадьевич Поляков.

Директивное воздействие церкви на супружеские отношения  

Что такое «семейный крест»? Это специфический термин: семейный крест – это трудности, сложности, которые возникают в супружеских отношениях. Говорится о том, что эти трудности надо терпеливо выносить и не роптать при этом. Это, в принципе, правильно, потому что семейная жизнь предполагает постоянное совершенствование этих отношений, развитие себя в этих отношениях и, конечно, преодоление трудностей, связанных с отношениями между двумя людьми – мужчиной и женщиной. Да, это так.

Как церковь может помочь семье? Ответ на этот вопрос не будет однозначным, потому что бывают разные супружеские пары, разные люди, они могут быть разного уровня интеллекта, разного развития, разных эстетических и этических взглядов, пристрастий. И могут быть и разные священники, разные культуры, разные духовности. В общем и целом не существует конкретного ответа на все эти вопросы.

Конечно, можно найти такой пример (и может быть кто-то из зрителей знает таких людей), когда супружеская пара находит в священнике и друга, и психоаналитика, и психотерапевта, и священника, который молится, и от его молитвы происходят благодатные изменения в семье. Конечно, такой пример наверняка многие найдут среди своих знакомых, и может быть даже собственный пример. Но чаще всего, в самой распространенной обыденности церковной жизни, мы встречаем религиозную зависимость и, скажем так, манипуляцию.

Тот арсенал средств, который несет в себе церковь, очень традиционный. Он сложился веков 10 назад, может быть даже еще в нашей стране. И тот характер общения священника и супружеской пары, с которым я встречался в церкви, скорее напоминает общение замполита, который воспитывает своих подчиненных, где исключаются какие-то возражения, анализ, размышления: я тебе приказал – будет вот так. Эта практика, я думаю, сложилась действительно в какой-то феодальный, крепостной период существования церкви, когда священник был правой рукой, помощником помещика. Конечно, помещик был заинтересован в возрастании своего крепостного стада, в увеличении поголовья своих крепостных крестьян.

И в этом отношении священник выполнял очень важную, стабилизирующую, контролирующую функцию. Действительно, дети хорошо рождаются и выживают, когда они живут в семье, а не просто в свободном состоянии. Поэтому важна семья, ее надо удерживать. Почему? Потому что там будут хорошо расти дети, а дети потом хорошо будут работать на помещика – такой посыл. И конечно, надо любой ценой удержать эти отношения, то есть мужчину-женщину, эту семью. Тогда было такое наказание: выставляли неверного супруга или супругу на амвон, и священник стыдил при всем честном народе, при всем собрании церкви. Могло быть и отлучение от церкви, то есть отлученный человек должен был какое-то время стоять (длительное время церковного цикла) в притворе церкви, не имел права войти. Такой осуществляли контроль и наказание.

Как эта традиция в церковной повседневности проявляется сейчас? Как я это видел? К сожалению, от этого никуда не денешься, и я тоже был в этом контексте и был вынужден выполнять эти функции. Как церковь поддерживает семейные отношения? Например, пьянство мужа. Жена приходит и жалуется батюшке: «Батюшка, опять мой вчера напился!». А он стоит в углу церкви, опустив глаза в пол. Батюшка говорит: «Иди сюда». Он подходит сюда, отвернув глаза. И батюшка начинает его отчитывать: «Что ж ты опять вчера напился?», – он ему говорит. Он его ведет на исповедь, он начинает его на исповеди воспитывать и укорять, и страшить, и наказывать. Вроде бы проведена какая-то профилактическая работа. И какое-то время этот человек не будет пить и драться в семье, например. Вот конкретный пример такого директивного воздействия церкви на супружеские отношения.

Какого-то другого и не надо для крепостных крестьян, понимаете: кого-то там оттаскать за волосы, кого-то отругать, кого-то на колени поставить, кому-то наложить епитимью, допустим, 300 земных поклонов здесь, на амвоне, за плохое семейное поведение. И это эффективно, и это хорошо, и это поддерживает семью.

Роль церкви в жизни современных супругов  

Такими средствами, наверное, можно было удерживать семью в крепостное время. А в наше время все-таки требуется какой-то более глубокий подход к анализу, пониманию причин несогласия в семье. То есть причины могут быть очень разнообразные. Алкоголизм, скажем, одного из супругов (чаще мужчин) может быть следствием очень многих причин, в том числе и нарушения сексуальных отношений из-за постов, из-за ограничений, из-за какого-то эмоционального отсутствия контакта, унижения со стороны женщины и множества-множества разных вещей, которые существуют, но которые церковь, священник не может проанализировать и работать прицельно с той проблемой, которая существует.

То есть что происходит? Как происходит коррекция семьи, поддержка? Путем манипуляции, путем директивного воздействия на семью. Вспоминается одна передача телевизионная (это было очень давно, я уже не помню имен, не помню, где это было), там интервью с супружеской парой. Этот супруг – какой-то известный рок-музыкант с большим стажем приема наркотиков, такая же и жена – с большим стажем приема наркотиков. Вот они раскаялись и приехали к какому-то батюшке молиться в церковь.

Как эти люди сами рассказывают о своей замечательной чудесной прекрасной семье? Рассказывают так: я стоял, и она стояла, молились в церкви. Батюшка сказал: «Эй, ты, иди сюда! Эй, ты, тоже иди сюда». Они подошли. «Давайте, женитесь!». Они были очень верующие – взяли и поженились. Женщина рассказывает: «Первый год мы вообще не разговаривали, второй год стали разговаривать, а на третий год у нас появилась любовь и так далее. И мы каждый день ходим к батюшке и все ему рассказываем».

Это предлагается в таком умилительном контексте, умилительном тоне: вот как замечательно, вот как чудесно живет православная семья. Понятно, что это откровенная манипуляция, что эти два человека абсолютно зависимые – то есть человек имеет колоссальный опыт наркотической зависимости, и женщина тоже. Они не могут жить, не будучи зависимыми от кого-то или от чего-то – или от наркотиков, или от батюшки.

В этой ситуации, собственно, не идет речь о каком-то развитии личности человека, о развитии свободы, любви, личного возрастания человека. Их просто как бы социально стабилизировали, их соединили вместе и контролируют их семейную жизнь. Эти молодые люди переехали из Москвы жить куда-то туда в деревню к батюшке, и там им хорошо. Им действительно там хорошо, и этот пример действительно хороший и, может быть, поучительный для многих людей зависимого поведения, но его никак нельзя предложить в качестве универсального средства для всех. Далеко не все люди склонны к зависимому поведению, не для всех людей подойдет такое общение, какое было здесь проявлено.

Моя практика, мой опыт говорят о том, что очень много примеров: мужчина с женщиной живут за счет того, что есть батюшка, который укрепляет, стабилизирует их семью вот таким методом. Он строго наказывает и за какую-то провинность в супружеской жизни, и благодаря этому существует семья. Но является ли такая семья полноценной? Является ли она радостной? возрастает ли духовно человек в этой семье? Скорее всего, нет. Просто есть некая единица, которая существует.

Если людям это нравится, то и слава Богу, что им это нравится! И хорошо, что они живут вместе. Но я еще раз подчеркну, что это нельзя рекомендовать в качестве универсального средства для всех. Вот мне бы такое совершенно не подошло и вызвало бы протест и отторжение. И не только у меня, но, наверное, и у многих людей. То есть все-таки время изменилось, и мы уже далеко не крепостные люди, и требуется более глубокий, более вдумчивый, более гуманистический подход к человеку, чем тот, который может предоставить церковь.

Как обрести духовное благополучие в семье?  

Что хорошего может дать церковь в этом случае? Церковь действительно может дать много хорошего, но это хорошее надо искать. И прежде всего в поисках хорошего в церкви (чуть дальше мы скажем, что же такое это «хорошее»), в этих поисках человек должен полагаться на самого себя. Никто нам не найдет хорошего врача, никто нам не найдет хорошего юриста – мы это делаем сами в определенных жизненных затруднениях. И если мы к этому относимся безответственно, то мы от этого страдаем.

То же самое и с церковью: надо искать хорошую церковь, хороший приход, хорошего священника, который вдумчиво, деликатно, и который ведет духовную жизнь. И такой человек может по-настоящему помочь. Но все хорошее в нашей жизни редко, и поэтому надо человеку (это мои жизненные наблюдения, ни в коем случае это не навязывание своего мнения) очень осознанно и очень ответственно отнестись к своей церковной, духовной жизни. Потому что очень много суррогатного, поверхностного, нелепого, откровенно коммерческого, может даже психопатического в церкви. Тем не менее там можно найти крупицы и благополучия, и духовности, и здравого смысла. Но для этого надо очень хорошо потрудиться. Нужно признать, что хорошее в церкви обретается с большим и упорным трудом по поиску этого хорошего.

А «хорошее» я понимаю так – это действительно понимающий, добрый (добрый – очень важно) и мудрый священник, который будет понимать, прежде всего, хорошо самого себя и людей, которые к нему приходят. То есть должен возникать действительно душевный резонанс. Если этого резонанса не возникает, то надо уходить. Так же, как и в жизни. Я поделюсь своим опытом. Если я прихожу к врачу, мне нужна помощь медицинская, но я вижу, что врач меня не понимает, если я вижу, что он просто дурак, я ухожу сразу, даже не дождавшись окончания приема, то есть мне здесь делать нечего. Вот так ответственно отношусь к своему здоровью. Думаю, что так же ответственно надо относиться и к своей духовной и церковной жизни.